Тяжелый случай

Год назад вступили в силу изменения в Федеральном законе о беженцах и изгнанных, призванные ликвидировать нежелательный разрыв семей поздних переселенцев путем создания правил трудного случая.

Технически речь идет о включении задним числом потомков и супруги (супруга) позднего переселенца (переселенки) в решение о приеме основного заявителя. О том, как действует новый закон, в новом материале рубрики «Юридическая консультация».

Новый закон о воссоединении семьи уже год проходит проверку и обкатку в структурах Федерального административного ведомства. Практика правоприменения побудила ведомство приема обобщить наколенный опыт. С декабря 2011 года новые законодательные правила должны ликвидировать связанные с переселением сложные случаи. Ведь позитивно задуманный приём в Германию изгнанных немецкой национальности привел к фактическому разрыву семей и новым несправедливостям в отношении поздних переселенцев из бывшего СССР. В результате долгой разъяснительной работы всех заинтересованных лиц и организацией немецкий парламент принял закон, долженствующий исправить положение и ликвидировать ситуации, нетерпимые с точки зрения всех участников.

Отменено прежнее правило, когда включение задним числом в решение о приёме позднего переселенца допускалось только в исключительных случаях. Такие случаи, согласно определению, встречаются редко. Теперь для включения задним числом в решение о приёме позднего переселенца нужно доказать «трудный случай». Этот трудный случай может лежать в персоне позднего переселенца по § 4 BVFG и/или добивающегося включения потомка/супруга. Законом точно не очерченный «трудный случай» породил неясности и споры, а что же считать таковым на практике?

В ближайшие годы на эту тему выскажутся суды, включая Федеральный административный суд в Лейпциге. Пока первыми ориентирами можно считать руководящие указания Федерального административного ведомства. С ними я и хочу познакомить наших читателей. Ведомство само ссылается на нечёткость понятия «трудный случай» и указывает на возможность судебной проверки ведомственного отказа. Здесь компетентный административный суд по своему усмотрению проведет оценку случая и примет руководящее судебное решение. Я рекомендую воспользоваться этим указанием ведомства.

В общем случае обычные, затрагивающие всё население условия проживания в конкретной местности (размер пенсии, экология, криминальная обстановка, уровень безработицы) не являются обстоятельствами трудного случая. Не являются таковыми и общие повинности населения перед государством, например, военная обязанность. Так же большие расстояния, подчас 10 000 километров, которые приходится преодолевать для встречи с близкими, не являются обстоятельствами трудного случая. Ведь часть членов семьи добровольно осталась в местах происхождения, а часть добровольно переселилась в Германию.

В общем, с этим можно согласиться. Закон не призван обеспечить новоиспечённого 60-и летнего пенсионера из Казахстана, который в результате обеднения возжелал воссоединиться со своей проживающей в ФРГ 83-летней матерью. Следует представить индивидуальные обстоятельства, хотя бы немного превосходящие обычные жизненные трудности. Эти трудности не должны быть выдающимися и редкими, но, всё же, иметь личный характер и отличаться от прочих жизненных положений. Я так же рекомендую обдумать, а являются ли утверждаемые отягощения типичными для данной местности или они носят индивидуальный и особенный характер. Отсутствие медицинского обеспечения, обеднение до уровня почти нищеты, угрозы криминальных элементов, вымогающих «крышевые» деньги у самых маленьких предпринимателей и лиц, чуть зажиточнее всех остальных, тяжёлая военная служба в регионах военного противостояния могут обосновывать обстоятельства трудного случая по индивидуальным причинам.

По мнению Федерального административного ведомства, важным случаем применения нового закона является потребность в уходе за пожилым поздним переселенцем. Уход добровольных или профессиональных помощников, так же служб ухода не является препятствием для воссоединения. Семейный уход и обеспечение имеют приоритет перед несемейными попечительскими услугами. Размещение в доме престарелых так же не может служить причиной отказа по заявлению о воссоединении.

Относительно просто доказать потребность в уходе лицам с назначенной ступенью ухода (Pflegestufe, Pflegegeld). Они освидетельствованы экспертом кассы ухода, есть заключение эксперта, которое можно предъявить в Федеральное административное ведомство. Общая немощность и потребность в поддержке, не достигающие уровня ступени ухода, так же могут служить основанием для воссоединения семья. Понятно, что без решения о назначении ступени ухода труднее доказать необходимость помощи родственников из-за рубежа, но трудно не значит невозможно.

Не имеет абсолютной силы аргумент о достаточном семейном обеспечении со стороны живущих в Германии родственников. Например: 83-летняя поздняя переселенка Анна Шмидт живёт одна в своей квартире, где её обеспечивают служба профессионального ухода и 62-летняя старшая дочь Тамара. Анна Шмидт заявляет включение задним числом 55-и летней младшей дочери Лидии из Киргизии. Ведомство приема не может отказать во включении лишь со ссылкой на профессиональную службу и старшую дочь Тамару. Анна Шмидт может аргументировать поддержкой, которую ей и Тамаре окажет вторая дочь Лидия. Здесь доказательства приходится строить по обстоятельствам случая.

Для обладателей инвалидных удостоверений решающим является фактическое состояние персоны и ступень необходимости в уходе. Здесь я вспоминаю своего преподавателя университета, который со 100% инвалидностью работал на полный рабочий день и, пусть с болями, мог себя обслуживать. Пожалуй, большинство инвалидов выполняет критерии включения родственников в их решение о приёме задним числом, но простого предъявления инвалидного удостоверения недостаточно. Необходимо конкретно доказывать потребность в уходе.

Интересна возможность включения задним числом для реализации опекунского права. Здесь я думаю о несовершеннолетних внуках поздних переселенцев, чьи родители умерли, безвестно отсутствуют или по иным причинам не могут опекать своих несовершеннолетних детей. Угроза беспризорности и запущенности несовершеннолетних является причиной включения задним числом.

Федеральное административное ведомство объясняет своё понимание отягчения и нарушения душевного здоровья в результате разлуки с близкими. Принципиально добровольная и сознательная разлука не является особым обстоятельством, оправдывающим включение задним числом. Обычные, регулярные страдания от такой разлуки не находят признания в законе. А вот развитие этого состояния до уровня депрессивного заболевания выполняет требования закона. Понятно, что нельзя провести чёткой границы между «нормальным», хоть и затянувшимся страданием в результате разлуки, и депрессией. Поздний переселенец должен доказать причинную связь между существенным ухудшением состояния здоровья и именно разлукой. Здесь потребуются справки и аттестаты домашнего врача, психиатра, других медицинских специалистов. Недостаточно просто засвидетельствовать психическое расстройство. Из медицинской документации должна быть видна причинно-следственная связь между разлукой и расстройством здоровья, так же препятствия выздоровлению в результате разлуки.

Одиночество, потеря родственных и социальных контактов оставшихся в стране происхождения членов семьи представляет собой случай применения нового закона. Когда 17 немецких членов семьи переселились в Германию, и только один сын остался в Казахстане, можно говорить об одиночестве в результате потери всех семейных контактов. Федеральное административное ведомство требует здесь прочие доказательства грозящего или наступившего социального одиночества. Например, развод с супругом, заболевание или иные отягощения. Это правило создано на фоне часто встречающейся констелляции добровольного отказа от переселения с оглядкой на ненемецкую супругу и/или её родителей. Через несколько лет ситуация основательно меняется: развод, смерть родителей супруга и иные обстоятельства заставляют ставшего одиноким немецкого члена семьи искать приёма в Германию. Так же ставшие одинокими на территории Германии поздние переселенцы (например, в результате смерти супруга) могут ссылаться на трудности одинокой жизни без социальных контактов.

Закон охватывает и предотвращение ненемецким родителем выезда несовершеннолетнего ребёнка в Германию. В результате немецкий родитель остается в стране происхождения. Теперь ребёнок стал совершеннолетним и самостоятельным, поэтому оставшийся немецкий член семьи хотел бы переселиться к остальным родственникам в Германию. Например, Игорь Бауэр регулярно заботится об отдельно живущем со своей матерью сыне Сергее. Мать Сергея, как воспитывающий ребёнка родитель, воспротивилась включению ребёнка в решение о приёме отца Игоря Вальдемара Бауэра. Поэтому и Игорь Бауэр остался в Казахстане. Сейчас Сергей Бауэр достиг совершеннолетия, Игорь Бауэр хотел бы переселится в Германию со своим сыном. Отец и сын Бауэр могут обосновывать своё заявление о включении задним числом в решение о приёме Вальдемара Бауэра тогдашним отказом матери несовершеннолетнего ребёнка.

Федеральное административное ведомство не признаёт конформным закону отягощение, имевшееся до переселения основного заявителя в Германию. Например: Отец парализованного сына по каким-то причинам один переселяется в Германию. Сейчас он хотел бы воссоединиться с сыном и указывает на его инвалидность. Ведомство откажется признать потребность сына в уходе значимым обстоятельством в смысле закона. Ведь отягощение существовало до переселения отца в Германию. Этот аргумент имеет определенную логику, но я не считаю его абсолютным. Ведь за прошедшие годы состояние парализованного сына могло ухудшиться по каким-то параметрам, что создает иную исходную ситуацию.

Ведомство скромно умалчивает о собственных ошибках как отягощающем обстоятельстве в смысле закона. Здесь я думаю об очень многих поздних переселенцах, не получивших от ведомства простую, но очень нужную им консультационную правовую помощь по всем модальностям совместного семейного переселения в Германию. Ведь достаточно было внести всех потомков в решение о приёме и объяснить им, что включение не означает обязанность переселения, но даёт потомкам правовые гарантии переселения весь период жизни позднего переселенца в ФРГ. Это простое указание позволило бы предотвратить многие десятки тысяч трудных жизненных случаев. Вместо этого ведомство зрячими глазами заставило пожилых немецких переселенцев бежать навстречу своему несчастью. Это ведомственное упущение я считаю отягощением в смысле закона. Я рекомендую реализовывать аргумент процедурного отягощения в процедуре воссоединения семьи, несмотря на скромное правовое мнение Федерального административного ведомства на эту тему. Решения по случаям со ссылкой на процедурные отягощения придётся искать в суде.

По сути, первые ведомственные указания по особенностям трудного случая в смысле закона затронули только очевидные для всех жизненные случаи. Дифференцированный подход позволит вскрыть индивидуальные особенности отдельного случая, представляющие для затронутых лиц серьёзные личностные отягощения. Эти отягощения и надо реализовывать в своём заявлении. В конченом счёте, отягощение это то, что сам заявитель считает неоправданно трудным случаем для себя и членов своей семьи.

Интересен и вопрос — а является ли отказ воссоединить семью по правилам трудного случая окончательным? Во многих случаях нет. Ведь отказ базируется на прошлой констелляции. Через шесть месяцев всё может выглядеть иначе, что оправдывает повторное заявление. Повторное заявление должно быть подано не позднее трех месяцев после появления новых обстоятельств. Например, Анне Шмидт была присвоена вторая ступень ухода, что создает новое обстоятельство и повышенную по сравнению с прошлым потребность в уходе. Не позднее трех месяцев после назначения ступени ухода заинтересованные лица должны подать заявление о возобновлении процедуры рассмотрения в рамках закона о воссоединении семьи. В общем, свод правил Федерального административного ведомства полезен в проработке случаев, но не является окончательным словом в этой проблематике.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *