В транзитной зоне

Коронавирусная инфекция внесла серьезные коррективы в планы сотен казахстанских немцев, запланировавших переехать в 2020-м году на ПМЖ в Германию. Кому-то пришлось отложить переезд, а кому-то, переехав, слечь с коронавирусом в первые же дни пребывания в стране.

Как в зале ожидания: лагерь Фридланд закрывали на карантин из-за вспышки коронавируса / Reuters / PIXSTREAM

Анастасия Кровицкая

Семья Гауфлер из казахстанского Тараза должна была вылететь в Германию из Алма-Аты 17 марта. Однако в день вылета ее не пустили даже в аэропорт: в середине марта и Казахстан ввел карантинные меры, и Германия перестала принимать иностранцев. Гауфлерам пришлось возвращаться в Тараз, жить без прописки на съемной квартире, экономить каждую копейку. Об отчаянном положении семьи написали тогда несколько СМИ. Летом Гауфлеры все-таки добрались до Германии. На просьбу нашей редакции рассказать о том, как обстоят их дела, Татьяна Гауфлер ответила коротко: «Мы здесь, и слава Богу».

Немцам Казахстана, решившимся переехать весной в Германию, пришлось нелегко. Если свежеиспеченные поздние переселенцы из России и Украины добирались, хоть и с трудностями, до приемного лагеря во Фридланде в апреле и в мае («МНГ» писала об этом), то из Казахстана сделать это было нереально. Положение осложнялось тем, что, выписавшись, казахстанские немцы должны были по закону покинуть страну в течение 10 дней. Не только Гауфлеры не смогли это сделать.

Оказавшимся в такой ситуации немцам пришлось оформлять временную регистрацию. Она не подразумевала социальной выплаты от государства, которая была оказана всем гражданам, чья деятельность была ограничена усилением карантинных мер. Продав имущество и уволившись с работы, казахстанские немцы чувствовали себя в транзитной зоне между Казахстаном и Германией.

По информации Федерального административного ведомства (BVA) в апреле среди зарегистрировавшихся во Фридланде не было ни одного бывшего жителя Казахстана, в мае только двое. Для сравнения в январе–феврале 2020 года из Казахстана в Германию переехало 286 человек.

Ситуация стабилизировалась в начале июня. Стали вновь выдавать визы, и появилась возможность выехать из страны. В июне ею воспользовался 51 человек. У многих из них по прибытии в Германию диагностировали коронавирус. Фридланд закрыли на карантин. Почти 280 человек, включая персонал, вынуждены были коротать время на территории лагеря. Немцев со следующего рейса из Казахстана отправили в соседний лагерь, но и среди них оказались инфицированные. Тогда переселенцев временно стала принимать Академия антикризисного управления в Арвайлере (Рейнланд-Пфальц). И там у нескольких немцев из Казахстана нашли опасный вирус.

Сидящим на чемоданах не легче. Ситуация в июле вновь ухудшилась. Замедлилась обработка документов. Генеральное консульство Германии в Алма- Ате «строго ограничило» прием посетителей. Закрыты все Центры обслуживания населения, то есть собравшимся переезжать теперь не выписаться. Общаться с прессой при этом большинство не хочет. Люди боятся, что упомянутая в СМИ фамилия им только навредит: не выдадут визу, не выпустят из страны, не придет приглашение. Некоторые все же рассказали «МНГ» о том, с какими трудностями столкнулись.

Татьяна (имя по желанию изменено), г. Актобе, 67 лет

1 августа 2019 года мы получили вызов. Сразу не могли ехать: муж заболел. А потом началась пандемия. Сейчас все Центры обслуживания населения закрыты, на визу еле записались. В нашей семье 8 человек, трое детей, внучка инвалид, и всех надо записать отдельно. Запись была на 8, 9, 10 и 13 июля. Еще одна наша сложность в расстоянии – живем в Актобе, а визу оформляем в Алма-Ате. Дорога на поезде занимает почти двое суток – 44 часа. А тут с 5 июля опять объявили карантин. Мы позвонили в консульство и спросили, как быть, ехать нам или нет. Ведь такая долгая и трудная дорога, да еще с детьми. А нам посольство отвечает: «Как хотите, ваше право». Мы все-таки рискнули, поехали. Правда, надо сказать спасибо – приняли нас в один день. Теперь на вклейку визы не можем сдать паспорта, Генконсульство закрыто. А мы уже выписаны, дом продан, живем на квартире с апреля, нужно еще деньги на билеты где-то найти.

Рита Пунтас (Киндт), с. Астраханка (Акмолинская область), 41 год

Мой отец со своими родителями, братьями и сестрами уехал в Германию в 1994 году. Я подала антраг на себя и свою семью в августе 2017-го. В апреле 2019 года мне приходит приглашение на устный экзамен, 3 мая я его сдаю. В июле я получаю дополнительный запрос, отправляю ответ на него. В январе 2020-го опять запрос: нужно представить справки о несудимости. Через неделю опять запрос. И все – тишина по сей день. Сколько я им писала, ответ один – ждите. У нас нет своего жилья, живем у тети, она этим недовольна. Уже сами все изнервничались. Надеялись еще в том году уехать, но что-то никак. Боюсь, сына в армию заберут. Если хотя бы сказали, когда примерно начнут отправлять вызовы, уже легче было бы. А эта неопределенность убивает.

Раиса (имя по желанию изменено), п. Бестобе (Акмолинская область), 60 лет

Уже месяц с мужем ждем, когда позвонят из посольства и дадут добро на открытие визы. Не знаю, почему так долго. Ведь разрешение у нас уже на руках. Потом еще оформлять миграционку – это тоже время. А мы уже с марта не работаем, все продали, сидим в пустом доме. При хорошем раскладе где-то в начале октября должны будем переехать, хотя могли бы еще в мае, если бы не все эти трудности, возникшие из-за коронавируса. Конечно, хотелось бы в этом году уже переехать. У нас дочь с мужем и детьми в Рейнланд-Пфальце уже пять лет живет. А еще нас ждут в Германии мои шесть братьев и мужа родители и сестра. Поскорее бы до них добраться!

Кристина Волкова, г. Петропавловск, 29 лет

В августе 2018 года мы отправили наш первый пакет документов в BVA через доверенное лицо, которым выступает моя бабушка. Ответ, что с нашими документами все в порядке и мы можем присылать языковые сертификаты, пришел нам через неделю. Так быстро! И мы уже были уверены, что после того, как мы отправим сертификаты, так же скоро нам придет и приглашение. Правда, возникли трудности со сдачей экзамена. Дослали сертификаты в марте 2019-го. После этого начались постоянные дополнительные запросы: новые справки о несудимости, свидетельство о рождении моего отца, мое свидетельство о рождении… Я до сих пор задаюсь вопросом, почему нельзя сразу подготовить полный список необходимых документов вместо того, чтобы каждый раз запрашивать по одному? Последний дополнительный запрос мы получили в ноябре 2019 года с просьбой прислать справку о прописке моей бабушки в Германии. Мы отправили, и после этого тишина… Конечно, мы бы не поехали в момент вспышки, когда у нас в Казахстане введено много ограничительных мер. Возможно, через месяц или два все нормализуется, и мы сможем получить разрешение на переезд, а также переехать в более безопасное время.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)