Добро пожаловать в Кишкоград!

Гессе или Хессе, Гейдельберг или Хайдельберг? Перевод и перенос немецких названий и имен в русский язык – та еще головоломка. Автор «МНГ» рассказывает о переводческих традициях, на которые повлияло множество факторов.

Рисунок Камиля Исянова

Как часто вы садились в России на самолет, вылетающий в Гамбург, Ганновер или Лейпциг, а прилетали в Хамбург, Ханофер и Ляйпцих, а иногда и в Ляйпш (Leibsch, если вас встречали носители саксонского диалекта)? Несмотря на распространенное мнение о том, что все немецкие слова читаются так, как пишутся, постоянно встречаются исключения. Они на самом деле основываются на правилах немецкой фонетики или традициях передачи названий на русский язык: Мангейм оказывается Манхаймом, Гейдельберг – Хайдельбергом, а печально известный Освенцим нужно искать в исторических документах второй половины XX века как Аушвиц.

Для передачи географических названий (топонимов) на иностранный язык или с языка иностранного на родной чаще всего используют три метода – транслитерацию, транскрипцию и прямой перевод. Перевод обычно применяется для передачи топонимов, имеющих смысловое значение, например, Erzgebirge (Рудные горы). Нарицательная часть может прибавляться, как в случае с Bodensee (озеро Бодензее, вариант: Боденское озеро), или убавляться, например, -land (земля) в Saarland (Саар). Благо, прямой перевод не использовали при передаче названий таких немецких городов, как Дармштадт (Darmstadt), Дортмунд (Dortmund), Реген (Regen), Шмерц (Schmerz) и Эссен (Essen), иначе на карте появились бы Кишкоград, Там Рот, Дождь, Боль и Еда, а на въезде в немецкую коммуну Эленд (Elend) в земле Саксония-Ангальт красовалось бы: «Willkommen in Elend! Добро пожаловать в Нищету!»

Некоторые переведенные топонимы могут оказаться ложными друзьями переводчика: горные массивы Тевтобургский лес (Teutoburgerwald) и Тюрингский лес (Thüringerwald, да, это горы, а не лес), Берингов пролив (Beringstraße), который на немецком означает «улица Беринга»; Балтийское море, которое звучит как восточное море (Ostsee) и другие.

Следующий метод – транслитерация – предполагает формальную побуквенную (графемную) передачу слов средствами языка перевода. Так, буквосочетания -ei- и -eu- передаются на русском языке как -ей- (в начале слова – как -эй-), например, Веймар (Weimar), Рейнланд-Пфальц (Rheinland-Pfalz). Этот прием очень широко использовался в XVIII – XIX веках. Ей же мы обязаны появлением в русском языке Генриха Гейне (Heinrich Heine), а не Хайнриха Хайне; Германа Гессе (Hermann Hesse), а не Хермана Хессе. Нередко говорят о благозвучности транслитерации для русского уха, поэтому буква «г» выигрывает у «х». Вариант «Герман» менее вызывающ, чем «Херман».

И, наконец, транскрипция. Она означает передачу звуковой (фонемной) формы переводимого слова буквами языка перевода.

 Чтобы понять, какой метод выбрать в той или иной ситуации, нужно учитывать происхождение топонимов – реально ли они существуют или являются вымышленными – это влияет на творческую свободу переводчика. Например, при переводе романа Эриха Кестнера «Трое мужчин в снегу» («Drei Männer im Schnee») название мюнхенской улицы Brienner Straße можно было бы транскрибировать по правилам немецкой фонетики как Бринерштрассе, однако переводчик Николай Бунин выяснил, что следует писать Бриеннерштрассе, так как эта улица названа по имени французского города Brienne (Бриенн), где 29 января 1814 г. прусский фельдмаршал Гебхард Леберехт Блюхер вел сражение с Наполеоном, известное в истории как Бой под Бриенном, и победил. Сейчас переводчики чаще всего руководствуются актуальными государственными стандартами, нормами и предписаниями, а также словарями, рекомендованными Министерством просвещения, с оглядкой на прежнюю переводческую традицию. Их задача – не запутать получателей перевода, привыкших к определенному звучанию топонимов, которые они часто встречали в литературе или новостях.

 Иногда при переводе иностранных документов прошлых столетий приходится дотошно отслеживать хронологию изменений топонимов, происходивших под влиянием как политических, так и языковых явлений. Например, уже упомянутый город Лейпциг, на месте которого в 900 году находилось славянское поселение лужицких сербов, носил название Либци (Libzi). По мнению лингвистов, название имеет славянские корни и произошло или от слова lipa – липа в значении дерева семейства мальвовых, или от слова libja – мокрое, болотистое место. Вероятно, сказались сложности передачи славянских звуков на прообраз современного немецкого языка через латынь, потому что уже в 1165 году город фигурирует в документах как Липц (Lipz), в 1190 году – и как Липц, и как Липцк (Lipzk). В XIII веке название начало приобретать более привычную нам форму: с 1240-го – Lipzik, с 1292-го – Lipzic, с 1350 года – Lipzcik.

В подобных поисках нужного эквивалента очень помогает сравнение атласов с учетом эпохи. Так, на советских картах в 1953–1990 годах на месте современного саксонского города Хемниц (Chemnitz) красовалось название Карл-МарксШтадт (Karl-Marx-Stadt), знакомое многим по песне 1994 года российской группы «Мегаполис». Но некоторые топонимы сохраняют свой прежний вид и не меняются под влиянием политических изменений. Например, название польского города Гданьск в немецкой традиции пишется как Danzig (Данциг). В текстах российских учебников истории также можно встретить топоним Данциг с уточнением современного названия города и причин его многократного переименования при изучении истории Пруссии или Тевтонского ордена.

Язык – живой организм, и сегодня нарастает тенденция к транскрибированию, что помогает не «коверкать» названия и облегчает ориентирование на местности. Именно поэтому в современных путеводителях и на туристических сайтах все чаще можно встретить Халле (Halle) вместо Галле или Майсен (Meißen) вместо Мейсен. Даже чуть менее популярный у туристов город Heilbronn (Хайльброн) уже никто не станет писать как Гейльбронн. Нужно ли в данном случае сохранять удвоенную -н- является предметом отдельной дискуссии. При этом требований литературного русского языка такой подход не отменяет, и в официальных документах и учебно-справочной литературе транслитерация продолжает сосуществовать с транскрипцией.

Библиотека

Книги по теме:

Ермолович Д. И. Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи. М.: Р. Валент, 2005.

Поспелов Е. М. Топонимический словарь: ок. 1500 единиц. М.: Астрель: Аст, 2005.

Гиляревский Р. С., Старостин Б. А. Иностранные имена и названия в русском тексте. 3-е изд., М., 1985.

Руководство по национальной стандартизации географических названий Группа экспертов ООН по географическим названиям. Нью-Йорк, 2007

 

Мария Бабкина

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)