Возрождение 2.0

По случаю начала 2022 года, объявленного Годом народного искусства и нематериального культурного наследия народов России, «МНГ» выяснила у экспертов, что можно считать нематериальным культурным наследием российских немцев и как нам его сохранить.

Штрудли – неотъемлемая часть кухни российских немцев / Анна Меркурова


Яков Фишер, деятель культуры (Нёрдлинген)

Часть немецкого нематериального культурного наследия – это песни, исполняемые и сочиненные российскими немцами. Большая часть наследия – это литература российских немцев, также диалекты российских немцев занимают в списке объектов нематериального культурного наследия особое место. Нельзя забывать об изобразительном искусстве и повседневной культуре с ее обычаями (религия, кухня, одежда и т.д.) из разных регионов проживания немцев. Землячество немцев из России вносит свой вклад в сохранение нематериального культурного наследия. Например, публикует в соцсетях видео первых фестивалей советских немцев конца 1980-х, выступлений Немецкого театра.

Эдвин Варкентин, референт по российским немцам по поручению уполномоченного федерального правительства по культуре и СМИ (Детмольд)

Мы можем услышать диалект Plautdietsch в Гальбштадте или Детмольде, попробовать кребли и риввелькухе в Азово или в Энтре-Риос, увидеть, как снимают свадебный венок под песню «Schön ist die Jugend» в Баден-Вюртемберге или на севере Казахстана. Тот факт, что где-то еще сохраняется нематериальное культурное наследие российских немцев, дает нам надежду на будущее. Но если мы придерживаемся классических представлений о том, что такое нематериальное наследие, то у нас больше поводов для сожаления, нежели для радости. Попробуем перео­смыслить положение дел.

Культуры развиваются. То, что 200 лет назад было сельской модой, 150 лет назад стало типичной одеждой для региона, сто лет назад назвали национальным костюмом. Сегодня и в Шанхае, и в Москве, и в Берлине одеваются одинаково – благодаря глобализации. Старинное ремесло становится туристической достопримечательностью, хобби или модой на винтажные аксессуары. Диалекты исчезают и в Германии медленно, но уверенно, потому что современные люди по большей части не хотят оставаться там, где родились. Культурные практики становятся жертвами этой динамики. В лучшем случае их модифицируют. Но чаще от них отказываются, как от стоптанной обуви. И тогда профессия сапожника становится ненужной. Российские немцы тут не исключение.

Нечто особенное представляет собой вынужденная потеря нематериального культурного наследия вследствие вынужденной или принудительной миграции. Тогда она воспринимается теми, кого затрагивает, как травма. И тут нужно думать над тем, как ее преодолеть.

Есть разные стратегии, которые берут на вооружение российские немцы по всему миру. Среди них – концепция экстерриториальной культурной автономии и создание сотен центров встреч в странах СНГ, онлайн-платформы, как RusDeutsch, инновативные методы передачи культурного наследия в Музее истории культуры российских немцев в Детмольде, такие форматы, как подкаст реферата по культуре при музее «Steppenkinder», генеалогический проект GRANDMA в США или международная конференция говорящих на плате. Если смотреть на все это как на всемирную сеть, цель которой – сохранение культурного наследия российских немцев, то тогда можно сказать, что у нас особая и, наверное, уникальная практика.

Где советы, как сохранить костюмы и диалекты, спросите вы. Нематериальное культурное наследие – это же не только сохранение «отживших» практик и традиций. Это может быть идея. Почему бы ей не быть идей транснационального культурного возрождения российских немцев версии 2.0?

Александр Гейер, директор Томского областного Российско-немецкого дома

В современных реалиях, когда уходит старшее поколение, а молодое вступает в смешанные браки, все, что связано с российскими немцами, становится нематериальным культурным наследием. Как нам его защитить? Я прочитал, что под защитой подразумевается в том числе популяризация и фиксация. Думаю, что работа, которую мы начали, идет в правильном направлении. Сегодня мы проводим диалектологические экспедиции, наконец-то озаботились вопросами рукоделия и ремесел – только что завершился первый, на моей памяти, конкурс по этой теме. В период панедмии мы почти повсеместно снимаем ролики, в которых много внимания уделяется кухне. Для сохранения нашего нематериального наследия нужна система подготовки кадров для Российско-немецких домов, культурно-деловых центров и национальных районов. Кроме этого нужно работать с семьями. Нематериальная культура должна жить, тогда нам удастся ее защитить и сохранить.

Мнения собрала Ольга Силантьева

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)