Великий и изобретательный

Более тысячи неологизмов, рожденных пандемией, включены в виртуальный толковый словарь, составленный Институтом немецкого языка имени Лейбница. Некоторые рассматривают этот труд как пример инфицирования повседневной речи коронавирусами.

Иллюстрация Камиля Исянова


Специальный сайт owid.de – сборник неологизмов предоставляет широкий обзор словотворчества времен пандемии и помогает разобраться со значением (а то и множественными значениями) каждого речевого новшества.

Сегодня признано, что ни одно явление нашей жизни после Второй мировой войны не породило столько изменений, как пандемия коронавирусов. Ясно, что это меняет и нашу лексику, и даже стиль языкового общения.

Смысл некоторых новообразований вполне понятен – хотя еще пару лет назад мы и представить себе не могли, для чего это могло бы понадобиться. Например, Mobile Impfstation (передвижной пункт вакцинации). Или Abstrichkabine (кабина для забора мазков). Для чего нужны такие станции и кабины? До недавнего времени мы этого не знали.

Мы не могли бы понять смысл и таких очевидных сегодня конструкций, как angepasster Schulbetrieb (осторожное проведение занятий в школе), eingeschränkter Regelbetrieb (ограниченный режим работы), Beschränkungskonzept (концепция ограничений), Coronahygienepauschale (об­щие требования гигиены для защиты от коронавирусов), Kontakttagebuch (дневник контактов – чтобы помечать, с кем и когда встречался, на тот случай, если придется выяснять, от кого заразился), Mindestabstandregelung (условия соблюдения минимально допустимой дистанции), Einkaufswagenpflicht (обязанность заходить в магазин только с закупочной тележкой, чтобы «отгораживаться» ею от окружающих) и многое другое.

Но немало и таких неологизмов, которые в доковидные времена были бы абсолютно непостижимыми. Например AHA-Regel (правила AHA: Abstand – дистанция, Hygiene – гигиена рук, Atemmaske – дыхательная маска). Или Covid-19-Leugner (лжец, исказитель истины по поводу ковида).

Наконец, старые слова в условиях пандемии приобрели новые значения. Например, модный англицизм Hotspot (горячая зона). У него несколько толкований: это и подверженные мутациям части наследственного кода (в генетике), и слой земной коры, под которым скальные породы принимают жидкое состояние (в геологии), и участок беспроводного доступа в Интернет (в информатике), и место бойкой торговли (скажем, Bratwurst-Hotspot – прилавок, с которого в улет идут жареные сосиски). Теперь, однако, словом Hotspot называют районы с большим числом заболевших.

Слово Sex с небольшой добавкой приобрело сразу несколько новых значений. Corona-Sex – это и неторопливое занятие любовью в условиях карантина, когда торопиться некуда; и секс с защитным масками; и последствия секса без защитных масок, когда один партнер подхватил от другого «корону». Sexkaufverbot – закрытие мест (в рамках борьбы с пандемией), где «обычно работают» проститутки, и разработка пакета мер по поддержке женщин (возвращение к нормальной жизни и легальным видам деятельности).

Среди «корона»-неологизмов немало английских слов. Таких как Superspreader (человек, заразивший особенно много других людей), или Lockdown Light (мягкий локдаун). Ну а сам по себе Lockdown назван в Германии англицизмом года.

Самый, пожалуй, толстый слой неологизмов имеет иронические, сатирическое или, так сказать, залихватское значение. Как, например, Coronakater – всеобщее или индивидуальное уныние во время «короны». Самое гибкое слово в этом ряду Covidiot. Оно применимо к любому. Люди, соблюдающие гигиенические предписания, называют так противников ограничений, которые норовят предъявить миру свое лицо без маски. Ну а «корона»-нигилисты, наоборот, называют ковидиотами законопослушных.

Маску стали называть Gesichtskondom (презервативом для лица). Защитные экраны перед персоналом в общественных местах – Spuckscheiben (загородками от плевков), либо даже Spuckschutztrennscheiben (защитными ограждениями от плевков). А знаете, кто такой Zellstoffhamster (целлюлозный хомяк)? Тот, кто в неуемных количествах запасает туалетную бумагу. Balkonklatscher (балконный рукоплескатель) – тот, кто аплодирует с балкона в знак уважения и признательности врачам. Knuffelkontakt (нечто вроде общения наощупь) – это когда пообщался с кем-то, не соблюдая дистанцию безопасности. Schniefscham (стыд из-за шмыганья носом) – боязнь, что окружающие сочтут тебя вирусоносителем даже из-за легкого насморка. Rudelgucken (стайный просмотр) – когда всей семьей собираются у телевизора, вместо того чтобы сходить в кино (поскольку кинотеатры закрыты).

Забавны, конечно, и Lockdownspeck – жирок, появившийся во время локдауна, и After-Corona-Body – изменившееся тело из-за малоподвижного образа жизни в период карантина или последствий болезни. Кому не терпится, может до снятия ограничений практиковать Wohnzimmer-Workout – фитнес в собственной гостиной. Ну а место, где бездумно толпится народ, потворствуя распространению вирусов, стали называть Zweites Ischgl, Вторым Ишглем – от названия знаменитого австрийского лыжного курорта. Там в рождественские каникулы яблоку негде было упасть, и горе-лыжники повезли вирусы по всей Европе, содействуя зимней волне пандемии.

В общем, как писал Тургенев: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий… ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный…» Да, Иван Сергеевич был прав, во дни сомнений и тягостных раздумий язык становится богаче, свободнее, правдивее и изобретательнее.

Елена Шлегель

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)