Новая жизнь Асурети

Склоны гор, покрытые лесом, фахверковые дома и кирха, к которой ведут все дороги… Нет, это не деревня в альпийских предгорьях, а настоящее грузинское поселение – Асурети. Евгения Кибанова из Тбилиси разработала по нему авторскую экскурсию. «МНГ» попросила ее рассказать об Асурети, бывшей немецкой колонии Елисаветталь.

Склоны гор, покрытые лесом, фахверковые дома и кирха, к которой ведут все дороги… Нет, это не деревня в альпийских предгорьях, а настоящее грузинское поселение – Асурети. Евгения Кибанова из Тбилиси разработала по нему авторскую экскурсию. «МНГ» попросила ее рассказать об Асурети, бывшей немецкой колонии Елисаветталь.
Вид на Асурети с колокольни кирхи (Фото: Анна Дятлова, Ирина Проничева)

Когда мне предложили учиться в школе гидов в Тбилиси и в качестве зачетного задания провести авторскую экскурсию, то с выбором темы у меня не возникло проблем. Будучи филологом-­германистом, я решила съездить в деревню, построенную грузинскими немцами, – Асурети. Немцы называли ее Елисаветталь (нем. Elisabethtal, Элизабетталь). В этом небольшом поселении в часе езды от Тбилиси было всё: живописная природа, уникальная архитектура и удивительным образом сохранившийся дух средневековой Германии. Итак, в канун православного Рождества состоялась моя первая авторская экскурсия.

Как немцы в этих местах оказались

История немецких переселенцев начинается с Екатерины Великой. Молодая императрица, желая увеличить население страны и создать земледельческие колонии, выпускает Манифест и приглашает немецких крестьян переселиться в Россию. Будущим колонистам обещаны такие условия, что им позавидуют все современные мигранты, – земля в собственность, свобода вероисповедания, сохранение нацио­нального языка, освобождение от налогов и военной службы. Колонизационную политику Екатерины продолжил ее внук Александр I.

В их времена Европа, растерзанная Семилетней и Наполеоновскими вой­нами, оказывается не лучшим местом обитания. Но даже не голод и бедность становятся решающими факторами для кардинальной смены места жительства.

Главную роль сыграла религия. Швабы из Вюртемберга, собравшиеся в Россию, принадлежали к секте пиетистов. Они верили во второе пришествие Христа и скорый Апокалипсис, который надлежало встретить у подножья священной горы Арарат. Так Российская империя стала для них землей обетованной, до которой они прошли более 3 тыс. км. Правда, Арарата они не достигли и осели в окрестностях Тбилиси, на правом берегу реки Асурети. Здесь в 1818 году и началась история поселения. Наследие немцев сохранилось до наших дней.

Немецкие переселенцы сделали по-настоящему много для развития Закавказья. Врачи, аптекари, ученые, писатели, архитекторы – чтобы рассказать об их деятельности, и книги не хватит. Они органичным образом вошли в жизнь Тифлиса (Тбилиси), придав ему европейский колорит. Геофизическая обсерватория, Оперный театр, Ботанический сад – всё дела их рук. А швабы, построившие Асурети, были талантливыми фермерами, выращивающими овощи, прежде всего картофель, и фрукты. А какие они разбили здесь виноградники!

Дома колонистов

Мы идем по Швабской улице, вымощенной мелкой брусчаткой (клянусь, это самая прямая улица в Грузии!), а слева и справа от нас – традиционные дома в стиле фахверк. Технология, изобретенная еще в Средневековье, оказалась популярной и в постекатерининскую эпоху. Строительство дома напоминало сборку конструктора LEGO: немцы сколачивали деревянный каркас из балок, каждая из которых была пронумерована и соответствующим образом крепилась к другим, а промежутки между ними заполняли камнем, глиной, кирпичом и строительным раствором. Такая каркасная конструкция позволяла хозяевам проектировать здание, исходя из собственных потребностей. В фахверковом доме находилось место для кухни, столовой, просторного балкона и даже винного погребка.

Такой погребок есть и у единственного немца в Асурети. Манфред Тихонов – сын советского солдата и немецкой девушки. Выросший в шумном Берлине, он переехал в Грузию и смог осуществить свою мечту, зажив тихой, размеренной жизнью. Хозяин приглашает нас на свою винодельню. Вино у Манфреда – терпкое и красное, а сорт именуется Шала (по фамилии немца, который культивировал сорт дикого винограда с таким же названием). Немцы, в отличие от грузин, изготавливали вино в деревянных бочках, а не в традиционных глиняных сосудах (квеври), чем сильно продвинули технологии виноделия вперед. Вместе с Манфредом мы пьем вино и травяной чай в столовой и любуемся садом – здесь растут гранаты и абрикосы, живут собаки и гуси. По достоинству оценив гостеприимство хозяина, мы идем дальше.

Манфред Тихонов угощает своим вином (Фото: Анастасия Бушуева)

В кирхе и на кладбище

В центре поселения стоит кирха. Ей больше 150 лет. Раньше она была средоточием жизни в Асурети: здесь женились, учились, отмечали праздники и проводили ритуалы. Но сегодня стены кирхи встречают нас безмолвием: немцев здесь больше нет. С началом Великой Отечественной Сталин в одночасье переселил их в Казахстан. О бывших колонистах напоминает только выставка фотографий. На них – колхозники, участники физкультурного движения, рабочие в цехах. До вой­ны здесь имелись кинотеатр, парк, детский оркестр. Когда немцев выселили, в их дома за­­ехали жители Рачи, территории в северной части Грузии.

Местные грузины сохраняют немецкое наследие. Правда, на свой лад. Они надстраивают на фахверковых домах резные балкончики на тбилисский манер, посещают кирху, но молятся, глядя на православные иконы, а на Пасху поминают основателей поселения вином Шала на протестантском кладбище. Наша компания тоже пришла сюда. На кладбище растут тис и кипарисы, сохранилось много надгробий в готическом стиле. Их форма зависит от того, чем занимался человек при жизни: у плотников – дерево, у виноделов – лоза… Это место поражает царящим тут умиротворением. Неожиданно к нам подходит кошка и ласково играет с детьми. Мы понимаем: немцев здесь больше нет, но в Асурети пришла новая жизнь. А надпись на одном могильном камне – то ли с иронией, то ли с надеждой на будущее – гласит: «Auf Wiedersehen!»

Tolles Diktat 2024
 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)