«Для меня немецкий язык звучит как музыка»

Одним из приглашенных авторов и чтецов Всероссийской открытой акции Tolles Diktat в этом году стала писательница-российская немка Катарина Мартин-Виролайнен. Для участников акции она зачитала отрывок из своего нового романа «Die Stille bei Neu-Landau». «МНГ» попросила Катарину написать, что для нее значит немецкий язык.

Катарина Мартин-Виролайнен / Фото из личного архива

В моем детстве немецкий язык существовал лишь в школе и в поездках в Казахстан к семье отца. Я родилась и выросла в Карелии. Мой отец был единственным немцем на много километров вокруг, а мама происходила из финско-русской семьи, поэтому между собой мы говорили по-русски. Когда я слышала, как моя учительница или бабушка говорят по-немецки, то мне, ребенку, это казалось чем-то недостижимым – уметь так хорошо говорить.

Переехав с родителями в Германию в 1997 году, я испытала настоящий лингвистический шок  – все, что я выучила на уроках немецкого в России, вдруг оказалось для меня не очень полезным в Германии. Хотя тот факт, что я умела хорошо читать и писать, был большим преимуществом. Говорить, однако, оказалось сложной задачей, даже вызовом. Как и понимать, кстати: мы «высадились» в Баден-Вюртемберге, и вот, попробуйте понять швабов! Сегодня я шучу, что сначала выучила швабский язык и только потом – немецкий.

Некоторые люди думают, что немецкий язык звучит «тяжеловато». Раньше я считала так же, сегодня я над этим посмеиваюсь. Возможно, это потому что немецкий стал для меня вторым родным языком. Немецкие стихи, сказки и песни способствовали этой безграничной любви к языку. Несколько лет назад я познакомилась с певицей Хеленой Гольдт, и только благодаря ей по-настоящему осознала, насколько мелодично и мягко может звучать наш немецкий язык! Между тем, я знаю многих музыкантов из числа российских немцев, чьими песнями на немецком языке и/или интерпретациями немецких песен я восхищаюсь. Среди них легендарные Якоб Фишер и Тина Ведель или несколько более молодые исполнители, такие как Олег фон Ризен и Александр Шёнфельд, которые пишут музыку на стихи авторов–российских немцев. Поэтому для меня немецкий язык звучит как музыка, в прямом смысле этого слова. Я всем, кто изучает немецкий, горячо советую знакомиться с языком через песни, стихи и сказки. Это совершенно другой опыт, язык засияет в ином свете.

Я знаю об акции Tolles Diktat уже несколько лет. Всегда с интересом следила за ней, но более интенсивное знакомство началось, когда моя коллега и подруга из Казахстана Бибигуль Нугуманова рассказала мне, что уже давно участвует в диктанте. На протяжении пяти лет она организовывает Tolles Diktat в Казахстане. Бибигуль так восторгалась этим проектом, что я не смогла не заразиться ее энтузиазмом.

Каково же было мое удивление, когда в этом году организаторы диктанта спросили меня, не хочу ли я прочитать отрывок из своего романа «Die Stille bei Neu-Landau». Для меня это было не только большой радостью, но и большой честью. Мысль о том, что люди в России могут написать диктант на немецком языке по моему тексту, и я тем самым могу внести свой вклад в обучение, делает меня очень счастливой. Возможно, мой текст побудит кого-то более интенсивно заниматься изучением немецкого.

Я надеюсь, что все больше людей в России, Казахстане и других странах вдохновятся немецким языком. Именно поэтому такие акции, как Tolles Diktat очень важны для будущего немецкого языка за рубежом. Я также считаю большим подарком включение в акцию произведений писателей–российских немцев.

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)