Байройтская вагнериана

Ежегодно в августе баварский Байройт становится музыкальной столицей Германии. Здесь проходит одноименный фестиваль Bayreuther Festspiele, на котором дают исключительно оперы Рихарда Вагнера. Билеты на фестиваль раскупаются на годы вперед.

Дом на холме, в котором проходит Байройтский фестиваль / Любава Винокурова

Любава Винокурова

Байройт мог бы быть обыкновенным немецким городком, с ухоженными домиками, слегка запущенными парками и воскресными службами в протестанской кирхе. Мог бы, но не стал из-за композитора Рихарда Вагнера. Он переехал сюда в 1871 году, основал собственный фестиваль и завещал представлять на нем только инсценировки его собственных произведений, что происходит и по сегодняшний день. Город не знает покоя.

Деньги не пахнут, они звучат

Историческая связь города с Вагнером – это одновременно и проклятие, и благословение. В городе все напоминает о том, что здесь жил великий композитор. Десятки улиц названы в честь его произведений, героев опер и членов его семьи. В каждой лавке (даже овощной) висит его портрет или фотографический календарь. В мебельных магазинах можно купить его бюст (цена около 2000 евро) или даже стул с фестиваля (!) – за 1500 евро. В чайный магазин стоит заглянуть, чтобы приобрести сервиз с профилем Вагнера или хотя бы попробовать какой-нибудь сорт чая, названный тоже в честь протагонистов его опер. По сравнению с этими маркетинговыми продуктами какая-нибудь футболка или тряпичная сумка и даже зонт с Вагнером кажутся очень скучными сувенирами. В книжных магазинах мемуары и художественные биографии Вагнера разлетаются как горячие пирожки, или лучше сказать брецели.

На фестивале пытаются заработать все: институции, которые прямого отношения к музыкальному событию не имеют, организовывают платные лекции по творчеству Вагнера, в церквях проходят концерты, на которых исполняют не самые известные его творения. Истерия вокруг фестиваля длится чуть больше месяца с 25 июля по 29 августа, затем туристы разъезжаются, ночевка в гостинице и ужины в кафе снова начинают приемлемо стоить.

Лучшее от Вагнера

Композитор много лет искал место, в котором он мог бы ставить свои оперы в задуманном им самим виде. Выбор пал на Байройт, где «пропадал» старый княжеский театр. В итоге оказалось, что здание театра для масштабных вагнеровских постановок не годится, но композитор в городе прижился и с идеей собственной оперной сцены не расстался. На строительство театра, расположенного на возвышенности Festspielhügel (народное название здания театра – Дом на холме) собирали деньги всем Байройтом, вложился даже баварский король Людвиг II. Тот самый правитель, что построил сказочный замок Нойшванштайн, украшенный внутри фресками из опер Вагнера. Одновременно с театром строили и дом для семьи Вагнера.

Театр был готов к лету 1876 года. Убранство было (и остается) скромным: деревянные стулья в зрительном зале для лучшей акустики, оркестровая яма, практически полностью спрятанная под сценой, отсутствие шикарной люстры и запрет на установку системы кондиционирования (она бы мешала перемещению звука, по мнению Вагнера). Поэтому этим жарким летом посещение фестиваля было мучительным удовольствием.

Первым произведением, показанным на фестивале в 1876 году, был цикл «Кольцо нибелунгов», состоящий из четырех опер продолжительностью 15 часов. С тех пор с небольшими перерывами фестиваль проходит ежегодно. Сегодня им руководит талантливый режиссер Катарина Вагнер. Нужно отметить, что Байройтский фестиваль – семейное предприятие, второе столетие им управляют только родные композитора.

Вагнер в Байройте повсюду / Любава Винокурова

На открытие фестиваля обычно приезжает бундесканцлер. В этот день полиция, которую обычно редко встретишь на улицах Байройта, перекрывает весь центр города. Оперу, открывающую фестиваль, можно посмотреть по онлайн-трансляции. Это единственный бесплатный способ увидеть хотя бы одну постановку. Билеты на фестиваль не стоят космических денег: от 10 до 300 евро, только нужно отстоять многолетнюю очередь.

При всей коммерческой раскрученности и одновременно с этим атмосферы недоступности байройтские постановки являются шедеврами театрального искусства. Сюда приезжают лучшие режиссеры, дирижеры и певцы мира. Они не могут менять музыку или текст опер, но за счет декораций и сценографии помещают героев древних германских саг в актуальный политический и общественный контекст.

В рамках фестиваля существует отдельная детская программа, где юным зрителям показывают укороченные и упрощенные версии опер. Байройт выращивает себе слушателя.

Даже если в кармане нет билета на постановку, то к Дому на холме в день представления все же стоит приехать. Во-первых, из уст в уста передаются истории, когда кому-то удается случайно заполучить билет незадолго до начала, во-вторых, в жаркую погоду окна открыты и можно услышать пение. В-третьих, во время антракта можно полюбоваться на высыпающую из зала на улицу в вечерних нарядах публику. В общем, немножко прикоснуться к прекрасному.

Дом вверх дном

В вилле Вагнера в старом центре города живет дух композитора. Туристам он предстает не в виде полтергейста, а скорее в предметах, одухотворенных присутствием композитора.

Дом Вагнера в Байройте был разрушен во время Второй мировой войны. Удивительно, но во время авианалетов не погибло пианино композитора, хотя от виллы мало что осталось. Сегодня инструмент находится в гостиной дома, на нем иногда играют во время камерных концертов.

Дом-музей, в котором жил Рихард Вагнер / Любава Винокурова

Экспозиция дома, ставшего музеем, разделена на две части: творческую и бытовую. В первой в лучших современных музейных традициях множество интерактивных форматов: можно оживить персонажей оперы, надев очки виртуальной реальности, послушать сочинения в наушниках, любуясь природой, встроенной в экспозицию, попробовать дирижировать цифровым оркестром.

В другой части музея расположились жилые помещения и предметы повседневной жизни. Здесь есть и знаменитый берет Вагнера, в котром он запечатлен на многих портретах, его перчатки, домашний костюм и комплекты на выход и даже кушетка, на которой он умер. Вагнер похоронен недалеко от дома. Окна гостиной выходят на могилу. Она увита плющом, а на надгробии нет ни строчки. Экскурсоводы рассказывают, что после смерти композитора жители города говорили, что не нужно ничего выбивать на плите, и так все знают, кто под ней лежит. Зато нормальное надгробие есть у собаки Вагнера, похороненной недалеко от хозяина. Ньюфаундленд по кличке Русс нагонял страх на прогуливающихся у дома композитора жителей, а сегодня наряду с Вагнером является любимым персонажем Байройта, запечатленным во множестве скульптур.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)