Живым о недоживших

В Москве скоро появится Монумент жертвам политических репрессий, принята концепция государственной политики по увековечению их памяти. В преддверии Дня памяти, отмечаемого 30 октября, на эту тему размышляет автор сайта «История репрессивной политики против российских немцев в XX веке» Виктор Кириллов.

Победитель конкурса по созданию Монумента жертвам политических репрессий – «Стена скорби» Георгия Франгуляна. С выставки проектов в Музее Москвы / Музей истории ГУЛАГа и Музей Москвы

Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» был принят в России еще в 1991 году. Подобные законы появились и во многих других постсоветских странах. Однако государственные программы увековечения памяти репрессированных существуют лишь в странах Балтии, Белоруссии, на Украине, а в России – только в Республике Коми.

В 2011 году рабочей группой Совета по исторической памяти были разработаны и переданы президенту РФ Дмитрию Медведеву предложения об учреждении государственно-общественной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».

Программа предполагала: создание национальной инфраструктуры Памяти; проведение информационно-просветительской работы, в том числе создание единой базы данных жертв политических репрессий; обеспечение доступа к архивным документам советского периода, связанным с политическими репрессиями; социальную поддержку жертв репрессий и завершение процесса их реабилитации. Однако программа не приобрела статуса государственной.

Более того, поднимающаяся волна ресталинизации привела к некоторым поразительным метаморфозам. Единственный лагерный музей политических репрессий «Пермь-36», созданный усилиями пермского «Мемориала», в марте 2015-го фактически закрыли. Распоряжением правительства РФ от 15 августа 2015 года Программа была преобразована в «Концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий». Ключевым в ней можно считать следующее: «Россия не может в полной мере стать правовым государством и занять ведущую роль в мировом сообществе, не увековечив память многих миллионов своих граждан, ставших жертвами политических репрессий». Социальная составляющая программы была полностью утеряна и о финансировании работы по концепции сказано весьма туманно, утрачена конкретика деятельности по многим направлениям.

Сегодня единственной на­деждой России на преодоление негативного наследия прошлого, излечение глубочайшей психологической и социальной травмы, нанесенной массовыми репрессиями, остается деятельность общественных организаций и отдельных лиц в сфере увековечения памяти жертв политических репрессий.

Из множества примеров общественных усилий заслуживает особого внимания деятельность общества «Мемориал», которое одним из первых поставило вопрос о создании единой электронной Книги памяти. Его сотрудниками выпущено несколько дисков, последний включает имена более 2,5 млн. репрессированных.

Другой пример – инициатива сотрудников лаборатории «Историческая информатика» Нижнетагильского государственного социально-педагогического института, связанная с созданием объединенного электронного банка данных «История репрессивной политики против российских немцев в XX веке». Мы предложили разместить ее на портале RusDeutsch. С 2016 года он должен стать единой точкой доступа для получения данных о репрессиях в отношении российских немцев. На специальном субсайте портала будет располагаться банк имен с поисковой системой, база фотоматериалов; картография лагерей и спецпоселений, документы архивов и т.п. Нелегкая работа по созданию такого сайта ведется уже не первый год. Серьезные затруднения создали новшества 2000-х годов в архивном законодательстве: норма государственной тайны для персональных данных и ограничение на доступ к ним в течение 75 лет для так называемых третьих лиц, в частности, общественных и научно-исследовательских организаций.

В истории борьбы за обновление национального самосознания на основе подлинной правды об историческом прошлом много поучительных примеров – как позитивного, так и негативного содержания. Ясно одно – современное российское общество стремится преодолеть «непреодоленное прошлое», являющееся препятствием к дальнейшему развитию. В то же время бюрократический государственный аппарат очень робко и непоследовательно откликается на общественный импульс, сомневаясь в его полезности. Совершенно очевидно, что государство должно дать зеленый свет общественной инициативе, обеспечить свободный доступ к документам архивов репрессивных органов и финансирование приоритетных проектов увековечения памяти жертв репрессий.

Профессор Виктор Кириллов – руководитель лаборатории «Историческая информатика» Нижнетагильского государственного социально-педагогического института, член правления Ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев.

 

 

 

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *