«Все выглядит очень страшно»

Пострадавшим от наводнения регионам помогают тысячи волонтеров. «МНГ» поговорила с одним из них. Рассказывает Генрих Мартенс (21), сотрудник строительной фирмы в Гельнхаузене (Гессен):

Группа волонтеров у входа в гостиницу. Крайние слева – ее хозяева, в центре в первом ряду – Сэм, крайний справа – автор материала. / Из личного архива Генриха Мартенса


Сразу после катастрофы мы начали собирать пожертвования. Клич кинул Бенни, владелец фитнес-клуба из соседнего городка Роденбах. На собранные нами впятером средства мы дважды закупались. Брали лопаты, резиновые галоши, куртки, потому что на месте наводнения еще долго шли дожди, водонепроницаемые перчатки и штаны, а также колу, протеиновые батончики, средства гигиены. Бенни организовал отправку закупленного в пострадавший регион. Хотели поехать в конце июля помочь на месте, но объявили, что в выходные опять ожидаются сильные дожди, и бундесвер запретил приезжать.

Мы смогли попасть туда в воскресенье, 1 августа. Встречались в пять утра. Нас было человек 25. Организовала поездку Сэм из Оффенбаха, полицейская, которая сначала была в тех местах по работе, а потом взяла отпуск, чтобы заняться сбором пожертвований и организацией таких поездок волонтеров, как наша. Ехали на автобусе часа три. На въезде в пострадавший регион – контрольно-пропускной пункт. Всех останавливают, проверяют, потому что поначалу были случаи мародерства. Вообще весь регион перекрыт полицией. Там много пожарных машин из разных уголков Германии, машин технической помощи, военной техники.

Мы приехали в Кройцберг в 8:30. Это пригород Альтенара сильно пострадавшего города, туда едут все. Но и деревням нужна помощь. Поначалу ожидали, что будет больше координации со стороны властей. Но получилось, что нам самим надо было идти и искать, кому помочь. Впрочем, люди – и местные жители, и волонтеры – хорошо самоорганизуются. Волонтеры помогают в основном в домах. Государство занимается разбором дорог, завалов, стройкомпании – восстановлением инфраструктуры. На помощь приехало много фермеров со своей техникой – тракторами, прицепами.

Так выглядел Кройцберг спустя две недели после наводнения. В доме с надписью Gasthof Weihs как раз и работал Генрих Мартенс с другими волонтерами. / Генрих Мартенс


Мы разделились на две группы, и наша из восьми человек пошла искать себе работу. Встретили координатора, который посмотрел в группе в WhatsApp, кому в этот день нужна помощь. Он и дал нам адрес: Bahnhofstraße 36. По пути к месту работы мы видели вывеску «Helfer hier» (нем. помощники здесь). Такое импровизированное волонтерское бюро – на завалах стоит столик, за ним женщина, к ней приходят, говорят, где нужна помощь, и она распределяет людей.

Оказалось, что нам предстояло работать в небольшой гостинице. Ею управляют два брата. Говорят на местном диалекте. Мы спросили, чем можем помочь, и все: мы начала отмывать. В доме все было влажное, даже спустя две недели после наводнения. Мы привезли с собой [моющий пылесос] Kercher. Напором воды мыли стены. Уровень воды во время наводнения достигал в одних местах 4 м, в других – 7 м. В доме, где мы были, затопило полвторого этажа. В поднявшейся воде были химикалии, нечистоты, отходы, мертвые животные. Когда вода сошла, вся эта грязь осталась лежать толстым слоем. И вот его надо разбирать. Нас предупреждали: защищайте свои руки, глаза, работайте в водонепроницаемой одежде и обуви, потому что в этой грязи гепатит, трупный яд. Если попадет в глаза, то можно лишиться зрения. За две недели военные разобрали улицы, но в домах не везде убрано. До сих пор все выглядит очень страшно. Как на войне.

Моя задача была найти под слоем грязи белый камень – щебенку. Хозяева хотели сохранить ее, потому что она дорогая. Мы убрали слой грязи, нашли щебенки, промыли ее. Разравняли площадку. Когда она высохнет, ее опять выложат щебнем. Люди пытаются спасти то, что можно спасти. Главное, чтобы сейчас все просохло, а то за две недели уже появилась плесень.

Генрих Мартенс за работой


Можно сказать, этим братьям еще повезло. Говорят, дом неподалеку, на берегу реки, на днях полностью снесли: от него почти ничего не осталось. А семью, которая там жила, так и не нашли. На прощанье мы выпили пива с братьями, и в пять вечера тронулись в обратный путь.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)