Не «они», а наши!

Для всех граждан СССР воскресное утро 22 июня 1941 года поделило жизнь на «до» и «после». Не стали исключением и советские немцы – они слушали Левитана, быть может, даже более напряженно, чем вся страна. Более 30 тысяч советских немцев встали на защиту Родины в первые часы Великой Отечественной войны.

На одной из мемориальных плит Брестской крепости увековечено имя Вячеслава Мейера / Тино Кюнцель

Игорь Ногаев

В трилогии Константина Симонова «Живые и мертвые» начальник штаба дивизии Серпилин говорит о красноармейце Гофмане, «самом настоящем немце Поволжья»: «Дайте мне семь тысяч таких немцев, как он, я из них дивизию сформирую и во главе ее пойду воевать с фашистами». И, несмотря на приказ – «чтобы завтра духу его в дивизии не было» – Гофмана оставляют. «Этот немец воевал в дивизии, и не где-нибудь, а в роте разведчиков, и как раз он взял того крайне необходимого «языка», которого в канун наступления приказано было взять на участке 111-й дивизии, и получил за это «Отвагу», – пишет Симонов.

Красноармеец Гофман – образ российского немца, отразивший роль представителей своего народа в разгроме рейха. Писатель ничего не выдумывал: граждане СССР немецкой национальности с первых дней войны проявили героизм и мужество.

Иван Фризен из семьи меннонитов, подобно симоновскому Гофману, оказался в действующей армии еще до начала войны, был полковым разведчиком и тоже, несмотря на приказ, задержался в строю – он служил до лета 1942 года. «Потому что он нужен был», – объясняет его сын Вальтер. Затем Иван был отправлен в трудовую армию, работал в шахтах в Тульской области.

Войну Иван встретил под Белой Церковью, недалеко от Киева. В ночь с 21-го на 22 июня он проснулся от страшного грохота и взрывов – показалось, что началось землетрясение: фашисты бомбили воинские части. Утром бойцам объявили: началась война. А потом к Ивану подошел командир полка и сказал: «Ну, Фризен, будем воевать вместе!»

В тот же день Ивана Фризена, хорошо владевшего немецким языком, а с ним и еще десяток красноармейцев вызвали в штаб дивизии. Объяснили, что в 25–30 км на кукурузном поле высадился фашистский десант. «Мы отправились на поиски, а через пару часов увидели врагов, – вспоминал Фризен. – Для стрельбы не было ни времени, ни тактических возможностей, и мы вступили в штыковой бой. Нас было одиннадцать, их – шесть. До сих пор помню этот кровавый ужас. Двоих мы взяли в плен, остальных уничтожили. Наши потери составили три человека».

Вскоре часть, где служил Фризен, перебросили под бомбежками через Брянск на Смоленск. Перед битвой за этот древний город маршал Конев, обращаясь к красноармейцам, сказал: «Дальше отступать нельзя. Родина ждет от нас решимости и побед, чтобы изгнать врагов с нашей территории». Эти слова по-особому врезались в память, запали в душу, поскольку были обращены в том числе и к нему – Ивану Фризену, немцу, готовому верой и правдой служить своему Отечеству.

С первых же дней войны российские немцы, осудив нападение Германии на СССР, выразили готовность встать на защиту Родины. Однако мобилизация немцев проводилась в очень ограниченном количестве и в индивидуальном порядке. Тем не менее было немало немцев, которые были призваны на военную службу до начала войны. По данным профессора Николая Бугая, в Красной армии к июню 1941 года уже служили 33 561 советский немец, причем 1609 – в чине офицеров. Всего в Великой Отечественной войне в советских воинских частях воевали 64 644 российских немца: 3178 офицеров, 8351 сержант, 53 115 рядовых. И хотя большинство советских воинов немецкой национальности к концу 1941 года были изъяты из Красной армии, они успели вписать немало героических страниц в историю войны с фашистами. По разным данным, 10 немцев были удостоены звания Героя Советского Союза, а двое – Феодосий Ганус и Эрих Гоптнер – звания «Героя России» в 1996 году. Сотни немцев награждены орденами и медалями. На сайте «Подвиг народа» упомянуты 16 Фризенов, в том числе и Иван Корнеевич Фризен из Оренбургской области, 1920 года рождения.

Российские немцы – народ, волей судеб сформировавшийся на территории Российской империи, – проявили себя настоящими патриотами России. Они приняли активное участие в борьбе с гитлеровцами, приближая Победу над нацизмом, заслужив право на достойное место в истории нашей Родины. И если в будущем в памятный день Великой Победы во время шествия «Бессмертного полка» вы увидите на дощечке с фотографией немецкую фамилию, то знайте: это тоже наши защитники. Российские немцы – это не кто-то чуждый нам, не «они», а наши, свои, братский народ. Мы всегда будем помнить об этом.

Иван Фризен (1920–2013) / из личного архива

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *