Эшелонные списки

В августе 1941-го началась депортация почти миллиона немцев, проживавших в европейской части СССР. Спустя 82 года многие документы, касающиеся масштабной операции по переселению людей в восточные регионы страны, не рассекречены и не изучены. Среди них и так называемые эшелонные списки. Почему?

Людей перевозили в товарных вагонах (Фото: из открытых источников)


Немцев Поволжья вывезли в Сибирь и Казахстан в 188 эшелонах. Московские немцы поместились в четырех составах, немцы Кубани – в 15. Эшелоны с немцами шли летом – осенью 1941-го и из других советских регионов. В каждом – около 2–2,5 тыс. человек. Списки их эшелонов, содержащие информацию о составе семей, годах рождения их членов, месте жительства, иногда роде занятий могли бы стать уникальным источником информации для сотен тысяч людей. И прежде всего для потомков депортированных. Но так и не стали: списки, за редким исключением, не были введены в научный оборот.

В 2015 году профессор из Волгограда Нина Вашкау опубликовала двухтомник «Списки депортированных российских немцев с территорий бывшей Республики немцев Поволжья, отошедших к Сталинградской области».

«Это была долгая и кропот­ливая работа, – вспоминает Нина Эмильевна. – Подробные списки хранятся в Информационном центре ГУ МВД Волгоградской области. Дела были засекречены, мы писали письма с обоснованием за именем ректора Волгоградского госуниверситета. Нужна была огромная настойчивость в этом деле, [чтобы получить допуск к архивным документам]. Сама работа проходила в архиве МВД Волгоградской области. Нельзя было копировать, фотографировать, приносить ноутбук и т.д. Только ручкой переписывать! И дома перепечатывать на компьютере. Благодаря моим ученицам нам удалось завершить эту работу. Я выполнила свой моральный долг как ученый и человек перед отцом и его родными, которые были в трудармии».

Нина Вашкау предполагала, что ее путем пойдут и другие исследователи. «Я слышала, что есть списки и по саратовской части колоний в ФСБ Саратова», – говорит она. Но больше публикаций не последовало. Почему? «Ответ очевиден – трудная работа!» – считает ученый.

Информацию о депортированных поволжских немцах, данные о которых разбиты по эшелонам, собирает на своем сайте Geschichte der Wolgadeutschen краевед Александр Шпак. «За все годы удалось собрать сведения всего лишь о 6681 человеке, – рассказал Александр Шпак «МНГ». – Основной источник – сведения, которые предоставляют сами депортированные или их потомки по архивным справкам или учетным карточкам. Работа эта не закрыта. Если кто-то предоставляет данные для внесения в списки, то я их вношу до сих пор».

База данных Александра Шпака есть и на сайте проекта «Открытый список». На нем публикуется информация о людях, репрессированных государством по политическим мотивам в период с октября 1917-го по 1991 год.

В настоящий момент красноярские исследователи обрабатывают эшелонные списки немцев, депортированных из АССР НП в Красноярский край в 1941 году. Они собрали уже много списков, которые структурированы по районам и публикуются по мере индексации и обработки.

Благодаря именно этим спискам «МНГ» два года назад смогла помочь ее автору узнать информацию о семье его дедушки Давида Вингерта. Речь о директоре школы Олеге Ивченко из Красноярского края, чей материал «Облако для ангелов» был опубликован в «МНГ» к 80-й годовщине депортации.

После уточнения редактором отдельных фактов в тексте Олег Ивченко написал «МНГ»: «Публикация помогла прояснить некоторые моменты в истории семьи. Я ведь до нее не находил фамилии деда в „эшелонах депортированных“. А вам удалось! И списки семьи Вингерт найти, и путь следования их эшелона из Энгельса до станции Ужур Красноярского края проследить. Я позвонил маме. Это действительно та семья: мой дед Давид Александрович Вингерт, 1936 года рождения, сестра Екатерина, 1927 года рождения, их только родившийся брат Александр и мать София Самойловна Вингерт. Малыш умер, но вот по дороге или нет, уже неизвестно».

Все эти проекты так или иначе связаны с немцами Поволжья. Информацию об эшелонах, следовавших из других регионов, найти очень трудно. Не говоря уже о том, кто именно в них был.

Ольга Силантьева

Tolles Diktat 2024
 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)