А папа почем?

В Германии набирает популярность «креативный» способ легализации нелегальных мигранток – фальшивое отцовство. Новый законопроект предлагает отнять у нотариусов право регистрировать установление отцовства детей-мигрантов и передать его государственному ведомству по делам иностранцев.

Нелегальные мигрантки знают, как обуть правительство / Алексей Витвицкий / РИА Новости


История Дженнифер, беженки из Нигера, при всей интимности сюжета, разворачивалась на глазах сотен людей, причастных к работе с мигрантами в Нижней Баварии. Начало было драматическим: Дженнифер пропала. В условиях локдауна это заметили не сразу. Интеграционные мероприятия, регулярно организуемые для мигрантов, в это время не проводились из-за карантинных ограничений. Если бы была отмечена ее неявка на консультационные собрания, на другие встречи, назначаемые властями или местным интеграционным союзом Buntes Miteinander, тревогу забили бы раньше. Но…

Когда в общежитие для соискателей статуса беженцев в городе Гайзенхаузене явилась полиция в поисках Дженнифер, выяснилось, что ее комната пустует уже пару недель. А ведь полицейские хотели вручить ей решение ведомства по делам иностранцев об отказе в признании статуса беженца с последующей депортацией по месту происхождения. То есть – назад, в Нигер! Предписание осталось неврученным, депортация не состоялась.

Неужели действительно пропала? Да еще с грудным ребенком! Но выяснилось, что из комнаты были украдкой вынесены все вещи. Никто из соседей не мог сказать, когда это произошло. «Кажется, я вчера ее видел. А может, это было не вчера, а в прошлом месяце…»
Поиски не скоро, но увенчались успехом. И Дженнифер, и ее двухмесячный ребенок обнаружились в соседнем Ландсхуте в одной из квартир, напоминающих коммуналку. Молодая мать, не зарегистрировавшись по новому адресу, подселилась к одной землячке. Что уже граничит с аферой, поскольку до официального признания статуса беженки она обязана жить в месте, отведенном для этой цели правительством Нижней Баварии.

Кроме малыша, на руках у Дженнифер было свеженькое, заверенное нотариусом свидетельство о признании отцовства, подписанное неким Мирко – гражданином Германии и многолетним безработным. По закону, если один из родителей ребенка – гражданин Германии, то второму (родителю-иностранцу) предоставляется право остаться в стране. Но в истории Дженнифер видно невооруженным глазом, что пропажу она разыграла для оттягивания депортации и покупки отцовства ребенку.

Незамысловато, но эф­фективно.

Вида на жительство у нее, впрочем, пока нет. В достоверности ее претензий разбираются местное ведомство по делам иностранцев, федеральное ведомство по делам мигрантов и беженцев, полиция, прокуратура. Подключилось и агентство по труду, выплачивающее Мирко пособие по безработице, ведь теперь размер пособия должен быть увеличен с учетом потребностей ребенка. Но действительно ли Мирко – отец? Или он проплаченный «подписант»? Истину установить очень трудно. Ключом мог бы быть анализ ДНК. Но обязать к прохождению генетического обследования можно только судебным постановлением при наличии веских улик, указывающих на участие в тяжком преступлении. В любых иных случаях – только добровольный ДНК-тест. Ясно, что и Мирко, и мать «добровольно» отказываются.

Следствие топчется на месте. По данным федерального МВД, только в Баварии открыто не менее 120 таких дел. В Бремене под сотню, в Гамбурге свыше 80. Земля-рекордсмен – Баден-Вюр­тем­берг: 190 дел, открытых по признакам фальшивого отцовства.

Это стало еще одной отраслью теневого бизнеса: переброска в страну мамаш, поиск потенциальных папаш, прикрытие необходимыми документами и стандартно-романтическими историями о якобы былых встречах, породивших через девять месяцев данный прецедент.
Гонорар липовому папаше (платит, естественно, «рожающая сторона», к тому же она оплачивает услуги посредников) – четырехзначный. Кандидатов ищут в среде безработных, отличающихся асоциальным поведением. В бизнесе участвуют службы знакомств, нечистоплотные частные нотариусы. Полиция Берлина исходит из того, что участвуют и более «реальные пацаны» – международные группировки, занятые контрабандой наркотиков и торговлей людьми.

Законопроект о передаче прав признания отцовства ведомству по делам иностранцев, разработанный Министерством юстиции Северного Рейна – Вестфалии, конечно, поставит рогатку столь легкому бизнесу. На основе голословных заверений документы выдаваться не будут, факты былых встреч будут перепроверяться. Остановит ли это «родителей»?

Елена Шлегель

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)