Долгая дорога на родину

В конце октября в Музее истории культуры российских немцев в Детмольде прошла премьера документального фильма «Долгая дорога домой» о единственном профессиональном театре российских немцев в Советском Союзе и Германии.

 

Kigai Films

Ольга Силантьева

На развалинах театра в Алматы сидят Мария и Петер Варкентин. Когда-то это была их сцена – сцена единственного немецкого драматического театра в Советском Союзе периода его заката. Нет крыши, сидений, местами вздыбился деревянный пол. В углу свален в кучу старый реквизит. Мария узнает металлический стул, поржавевший от времени. «Как такое возможно? Все уничтожено!», – у актрисы наворачиваются слезы. С этой встречи с прошлым, ставшей шоком для бывших актеров Немецкого театра, и начинается 90-минутный фильм «Долгая дорога домой» (в оригинале – Der weite Weg zurück), снятый небольшой кёльнской киностудией Kigali Films и представленный 21 октября в Детмольде.

Эти руины театра – отправная точка. Путешествие во времени может привести в казахский Темиртау – там, в бывшем Дворце культуры металлургов в декабре 1980-го открылся Немецкий драматический театр, в труппе которого и стали играть Мария и Петер Варкентин. Из окна поезда, который везет их на встречу с прошлым, видны красивые ландшафты – степь, озеро Балхаш, сопки. Этот край стал родным для актеров почти на десять лет.

В 1989 году театр перебрался из Темиртау в столицу, в Алма-­Ату, где ему обещали новое современное здание. Но не сложилось. Поначалу труппа работала вообще без собственной крыши над головой, а спустя пару лет ей выделили небольшое помещение, в котором ранее располагался кинотеатр. Он стал уютным, хоть и маленьким домом для профессиональной труппы. Правда, ненадолго. В начале 1990-х труппа в полном составе эмигрировала в Германию. Тот дом – это и есть сегодняшние развалины.

На руинах театра в Темиртау / Kigai Films

Путешествие во времени в фильме переносит героев и зрителей в Германию середины 1990 годов. Пик миграции – в тот период около двухсот тысяч российских немцев ежегодно возвращались на историческую родину. Не всем сразу удается найти свое место под солнцем. Семеро бывших актеров Немецкого театра основывают в Нидерштеттене, на юго-западе страны, новый храм Мельпомены российских немцев. Из них только двоим энтузиастам, Марии и Петеру Варкентин, удается сохранить этот новый дом – Российско-немецкий театр Нидерштеттена.

Его самая известная постановка – спектакль «Долгая дорога домой». Он об истории российских немцев, начавшейся с переселения при Екатерине Великой на Волгу и под Санкт-Петербург. Пьеса и дала название фильму, снятому о Марии и Петере Варкентин, об их жизни, театре, об истории возвращения поздних переселенцев и их интеграции в Германии.

И она была непростой. «Есть такое словечко – интегрироваться», – говорит с иронией героиня Марии в спектакле. Российским немцам пришлось пройти через все сложности интеграции.

«Там мы чаще и больше были немцами, чем здесь. Здесь в нас видели русских», – объясняет сама Мария. «Мы должны были что-то показать, пойти навстречу, сказать: у нас есть что вам предложить», – добавляет Петер.

«Мы начинали снимать фильм три года назад, – рассказывает в интервью «МНГ» режиссер фильма Алексей Гетманн, в раннем возрасте переехавший с родителями из Темиртау в Германию. – Тогда страна как раз переживала наплыв беженцев, и складывающаяся ситуация чем-то напоминала ту, в которой оказались российские немцы, когда в 1990-х они приехали в Германию. В фильме мы хотели, с одной стороны, показать, как им было обидно, когда в них не увидели немцев, а с другой – что их интеграция удалась. Правда, ушло на это 25 лет. Вот такой получился долгий путь домой, прежде чем нас стали здесь считать немцами».

Выходит, история успеха начинается с руин? Режиссер Алексей Гетманн спрашивает Петера Варкентин в Алматы, чувствует ли он себя ответственным за то состояние, в котором находится сегодня Немецкий театр.

«Наш театр был чрезмерно политизированным, – объясняет актер. Он ратовал за равноправие советских немцев в многонациональной стране. После того как зритель эмигрировал, эта цель исчезла, и театр последовал за своим зрителем. У воссозданного в Германии театра появились новые общественные задачи – объяснять немецкому обществу, кто мы – российские немцы».

Театр двух актеров: на сцене Петер и Мария Варкентин / Kigai Films

У нынешнего Немецкого театра в Казахстане, очевидно, задачи другие. «Номинально театр остается немецким, – говорит в фильме Петер Варкентин, – но с нашей традицией (с традицией Немецкого театра позднего СССР. – ред.) ничего общего не имеет. Для «МНГ» он поясняет, почему два театра даже сравнивать нельзя: «Театр в Алматы делает прекрасные постановки, ездит на гастроли в Германию и Францию, получает призы и считается лучшим театром в городе, но он не имеет никакого отношения к культуре российских немцев. Его актеры и сами в этом признаются».

Продюсер Ральф Вайерманн планирует показывать фильм пока только на фестивалях. Режиссер Алексей Гетманн не исключает, что он может привезти фильм в Россию и Казахстан. «Если принимающая сторона что-то организует». Трейлер к фильму на сайте: kigali-films.de.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)