Опора двух стран

Хартмут Кошик в конце марта – начале апреля впервые побывал в России в качестве уполномоченного правительства ФРГ по делам переселенцев и национальных меньшинств. В Москве он дал интервью «МНГ». Представляем его точку зрения.

Хартмут Кошик на языковой конференции в Москве / Дмитрий Рыжков

О сотрудничестве России и Германии

Мы готовы обсуждать с российской стороной новую версию протокола (в 1992-м был подписан протокол о сотрудничестве между правительствами РФ и ФРГ с целью поэтапного восстановления государственности российских немцев.– Ред.), что в нем устарело, что, возможно, еще только предстоит учесть. При этом мы будем руководствоваться нашим опытом и принципами, которые закреплены в двусторонних соглашениях с другими странами и касаются немецких меньшинств.

Российская сторона придерживается позиции, что каждый гражданин, приезжающий в Германию с территории бывшего СССР, осознает себя русским, и потому Россия может поддерживать его идентичность. Кроме того, она выдвигает аргумент, что немцы, которые сегодня живут в Казахстане или которые оттуда эмигрировали в Германию, когда-то, до Казах­стана, жили на территории сегодняшней России, и поэтому она испытывает что-то вроде чувства ответственности по отношению к ним. Я не разделяю эту аргументацию. Более того, думаю, что для некоторых людей именно Казах­стан стал ближе и роднее, чем Россия. Мы оказываем поддержку каждому позднему переселенцу в его интеграции, вне зависимости от того, из какого уголка бывшего СССР он приехал. Он может сохранять свою идентичность, какой бы она ни была.

Я знаю о притягательной силе русского языка и культуры. Мы готовы обсудить, что мы в Германии можем сделать для распространения русского языка и культуры, закрепить аспект сотрудничества, связанный с культурой, в отдельном соглашении.

О роли моста между странами

Назову один пример: Генрих Цертик – инициативный российский немец в бундестаге. Он лоббирует такие важные темы, как интеграция переселенцев и сотрудничество со странами, в которых живут сегодня российские немцы. Было бы хорошо, если бы депутаты Госдумы немецкого происхождения тоже играли бы такую роль моста.
В области экономики мы могли бы сотрудничать еще активнее и при этом использовать потенциал российских немцев. Я, например, не слышал о совместной деятельности предпринимателей из числа российских немцев двух стран. Действительно ли у нас налажено сотрудничество между предприятиями малого и среднего бизнеса? А ведь в Германии есть очень много успешных предпринимателей среди российских немцев. Найдут ли они себе партнера в России? Пока, мне кажется, что это сложно из технических соображений. К российским немцам нельзя предъявлять завышенные требования. Мы наблюдаем процесс самоидентификации и формирования структур российских немцев, живущих как в Германии, так и в России. Даже спустя 25 лет после распада Советского Союза этот процесс еще не завершен. Если по мосту, опоры которого еще не надежно закреплены, пустить грузовик, мост рухнет. Поэтому мы должны сконцентрироваться на опорах моста, не направлять по нему политических тяжеловозов, чтобы потом не пришлось удивляться, что он не выдержал.

О религии

Я хотел бы, чтобы христианская идентичность российских немцев в перспективе играла более значимую роль. Есть Евангелическо-лютеранская церковь России, структуры Католической церкви, на которые повлияло присутствие российских немцев, другие религиозные структуры. Считаю, что человеку для гармоничного развития необходимы родина, идентичность и вера – как противовес глобализации. Чтобы глобализация не лишила меня почвы, чтобы я не сдался в духовном плане перед ее вызовами, мне нужна духовно-эмоциональная связка. Под этим подразумеваются, естественно, социальное окружение, а также чувство родины, если она там же, где я живу, или культурной родины, если я не живу там, где родился. Сохранить это чувство помогут идентичность и вера, или же мировоззрение.

О новых акцентах

Мои предшественники на посту уполномоченного по делам переселенцев проделали большую работу. Особенно Кристоф Бергнер сделал очень важный акцент на сохранении немецкого языка как родного и этнокультурной идентичности. Эти два момента я считаю ключевыми. К тому же, полагаю, необходимо подумать над силой воздействия христианской идентичности, а также над тем, что у нас есть неиспользованные потенциалы в экономической сфере.

О поездке в Россию

Россия меня всегда интересовала. Я бывал в ней в начале ­1990-х, затем мои политические интересы сместились, я долгое время не был в России. Рад, что сейчас вновь предстоят поездки по стране и переговоры с российскими коллегами. Я увидел очень хорошую самоорганизацию немцев России. Ее развитие можно считать очень успешным процессом. Неизгладимое впечатление произвела на меня встреча с архиепископом Дитрихом Брауэром. В таком молодом возрасте – такая ответственность! Это личность, которая в Германии вызывает огромное восхищение и привлекает к себе внимание.

Подготовила Ольга Силантьева

 

 

 

 

 

Комментарии

Комментариев

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *