«Вязнем в конфликтах на забытых фронтах»

В начале февраля представительство Фонда Конрада Аденауэра в РФ провело в Саратове круглый стол на тему «Немцы как часть многонационального государства России». «МНГ» воспользовалась случаем и поговорила с главой представительства Томасом Кунце о российско-германских отношениях

Томас Кунце на круглом столе в Саратовском художественном музее им. А.Н. Радищева / Олег Винс

Вы в Москве с середины 2000- х годов, видели собственными глазами, как последовательно ухудшались российско-германские отношения. Что мешает конструктивному диалогу?

В отношениях между нашими странами были как трудные и даже трагичные периоды, так и годы продуктивного сотрудничества. В прошлом году мы вспоминали о 75-й годовщине окончания Второй мировой войны. В Германии мы вспоминали о 30-летии нашего объединения. Оба этих исторических события находятся в тесной взаимосвязи. Мы всегда будем признательны за то, что Советский Союз в 1990 году, несмотря на вину Германии в развязывании Второй мировой и ее военные преступления, выступил за объединение Германии. Россия отметила в прошлом году 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. Она вспоминает о тех людях, которые пали за свою родину, вспоминает о пережитых лишениях и чтит своих ветеранов. Но сегодня Россия не предъявляет Германии каких-либо обвинений и относится к немцам с дружеским единением. И это огромная коллективная заслуга вашей страны.

Сегодня накопилось немало политических противоречий, которые затрудняют диалог. На динамику российско-германских отношений не может не оказывать влияния и общий климат отношений между Россией и Западом. Позиции по ряду вопросов – от конфликта на юго-востоке Украины до отношения к оппозиции – подчас фундаментально различаются. Вместо того чтобы объединять силы перед лицом общих глобальных вызовов, мы вязнем в конфликтах на, казалось бы, давно забытых фронтах. Нам нужно перестать мыслить в категориях холодной войны, что, к сожалению, сегодня не редкость, и искать позитивное видение будущего.

Именно такое видение предлагал Гельмут Коль, когда выступал с идеей построения «Большой Европы», простирающейся от Атлантики до Владивостока. Об этом же ранее уже говорил первый президент Пятой Французской республики генерал Шарль де Голль. Я думаю, что разумной альтернативы такому будущему нет. Недавно президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер сказал, что отношения между ЕС и Россией нужно рассматривать в более широком контексте, а «разрушение мостов не является признаком силы». Для нас важно сохранять те связи, которые у нас остаются.

Недавно Христианско-демократический союз (ХДС) выбрал нового лидера – Армина Лашета. Как вы оцениваете его шансы стать канцлером?

С избранием Армина Лашета новым председателем ХДС партия преодолела определенный вакуум власти. Сегодня, конечно, еще рано говорить о том, кто станет кандидатом на должность канцлера от блока ХДС/ХСС, однако Армин Лашет является политиком, способным объединить либеральные, социальные и консервативные течения в ХДС. Его сильным конкурентом, вероятно, будет премьер-министр Баварии и лидер партии ХСС Маркус Зёдер, популярность которого из-за решительных мер в борьбе против коронавируса серьезно возросла.

Стоит надеяться на улучшение российско-германских отношений после выборов в сентябре?

Оба политика являются сторонниками тесного трансатлантического сотрудничества, но также выступают и за диалог с Россией. Я не раз имел возможность убедиться в том, что Армин Лашет выступает за дружеские и парт­нерские отношения с РФ. Мне вспоминается его многозначительная речь во время последнего форума «Петербургский диалог» в Бонне в 2019 году. Он сказал: «Сотрудничество с Россией является для Германии как страны в самом центре Европы большой задачей. Даже если между Россией и Германией были и продолжают существовать политические расхождения, сейчас важно продолжать диалог… Нам необходимо укреплять то, что объединяет наши страны, устанавливать более прочные связи и усиливать взаимопонимание. А то, что нас разделяет, нужно обсуждать открыто».

Бизнес хорошо объединяет?

Здесь я настроен достаточно оптимистично. Мне вспоминается недавнее интервью руководителя Российско-Германской внешнеторговой палаты Маттиаса Шеппа, который сказал, что немецкий бизнес сохраняет веру в российский рынок, несмотря на общее ослабление конъюнктуры из-за пандемии коронавируса. Нельзя отрицать, что политическая напряженность, введенные обеими сторонами санкции не могут положительно влиять на динамику экономических отношений, и многие компании выступают по крайней мере за смягчение санкционного режима. Тем не менее немецкий бизнес продолжает вкладывать в российский рынок, и я думаю, есть много сфер, где успешная кооперация возможна. Это и защита окружающей среды, и цифровизация, не говоря уже о важном для обеих стран сотрудничестве в области энергетики.

«Альтернатива для Германии» (АдГ) активно борется за голоса поздних переселенцев, не только обращаясь на русском к ним, но и ратуя за улучшение российско-германских отношений. Как в ХДС относятся к потере части традиционного электората?

Я думаю, что АдГ находится в нисходящем тренде. В партии все более заметны радикальные настроения, что на предстоящих выборах может оттолкнуть электорат. В некоторых федеральных землях АдГ из-за усиливающейся радикальной риторики находится под наблюдением Ведомства по охране конституции. На волне миграционного кризиса АдГ смогла войти в бундестаг, забрав у других партий, включая, к сожалению, и ХДС, часть голосов избирателей, в том числе и среди поздних переселенцев. Но сегодня вопрос приема беженцев уже не занимает первые места в повестке дня, сменившись новыми вызовами, в первую очередь пандемией коронавируса.

Этот кризис ясно дает понять, что все зависит не от идеологий, а от того, как функционирует государство. Потому это плохое время для ультраправых и ультралевых идеологий. Я оптимистичен в том плане, что результатом пандемии станет не возрождение экстремистских идеологий, а размышление о том, что в наших государствах и нациях, а также во всем мире нас объединяет. Поэтому я думаю, у ХДС есть хорошие шансы удержать свои позиции, в том числе среди поздних переселенцев, не прибегая к популистским заявлениям. Поздние переселенцы долгое время считались постоянными избирателями блока ХДС/ХСС. Причиной тому была их традиционная приверженность консервативным ценностям, а также память о том, что именно канцлер от ХДС Гельмут Коль начал программу переселения.

Фермер Владимир Шрайбер, живущий в Германии, но работающий в Саратовской области, сказал мне во время интервью, что в целом судьба российских немцев в России трагична. Каково ваше мнение на этот счет?

Во многом оценка будет зависеть от конкретного исторического периода. Для поволжских немцев, конечно, трагичными были годы депортации в Сибирь и Среднюю Азию. Но это время было трудным не только для российских немцев, но и для всех народов России. Война унесла жизни более 26 млн советских граждан. Сегодня нашими задачами являются поддержание культуры памяти, содействие открытому диалогу между Россией и Германией, в том числе и по вопросу истории и судьбы российских немцев.

Фонд Конрада Аденауэра в России и я лично прилагаем все силы для успеха этого диалога, выступая в качестве площадки для обмена мнениями. Так, в этом году мы планируем проведение международного форума «Роль немцев в многонациональном государстве России» с открытием экспозиции, посвященной истории и культуре российских немцев в Российском этнографическом музее. Уверен, что таким образом мы сможем внести вклад в укрепление российско-германских отношений.

Беседовал Олег Винс

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)