Страницы другой жизни

В Германии живут почти четыре миллиона выходцев из бывшего СССР, так называемых русскоязычных мигрантов. Неудивительно, что среди них есть и писатели. Удивительно, что пишут они по-немецки. На языке новой родины.

В 2014-м номинантом на премию Лейпцигской книжной ярмарки была Катя Петровская, пишущая по-немецки / Leipziger Buchmesse

Дарья Болль-Палиевская

Сначала немецкоязычную литературу не немецких авторов называли в Германии «литературой гастарбайтеров» и «литературой иностранцев», потом «мигрантской литературой». Сами писатели такие ярлыки не любят. Впрочем, какими бы разными ни были их произведения по жанру, качеству и содержанию, их объединяет интеркультурный фундамент, корни в русской культуре. И как бы ни стремились они стать «просто немецкими писателями», отказаться от опыта, связанного со своим происхождением, они не хотят или не могут.

Так, в своем первом автобиографическом романе «Рыбы Берлина» родившаяся в Казахстане Элеонора Гуммель рассказывает историю семьи российских немцев, которые год за годом сидят на чемоданах, мечтая о переселении в Германию. Ее последний роман «В надежных руках, в прекрасной стране» переносит читателя в Советский Союз 50-х годов прошлого века. Это трагическая история трех женщин, пытающихся найти свое счастье вопреки суровым временам сталинского режима.

Дочка одной из героинь, Олеси, Вика воспитывается в детдоме и считает, что ее мать преступница, поскольку отбывает срок в ГУЛАГе. Из детского дома ее забирает Нина, подруга Олеси по лагерю. Нина становится для Вики матерью. Когда Олеся выходит на свободу, Вике предстоит сделать нелегкий выбор.

Красной нитью сквозь произведения русскоязычных авторов проходит тема чужеродности, неприкаянности. Их персонажи в поиске своей идентичности.

«Мы жалуемся на вкусовые добавки в немецких продуктах, на запутанную школьную систему, на капризных немецких соседей и кислую немецкую селедку. Но туда, где селедка соленая, а халва сладкая, нам возвращаться не хочется. И ради этого мы преодолели тысячи километров?» – спрашивает Лена, главная героиня романа Нелли Веремей «Берлин находится на Востоке». Глядя в окно своей берлинской квартиры, она вспоминает советское детство, университетские времена, перестройку.  От этой жизни она и ее муж Шура бежали в Германию. Надежды на прекрасную жизнь разбиты: Лена кормит с ложки «чужих стариков» в доме престарелых. «Мне стыдно, что я здесь, в раю, не достигла тех высот, о которых мечтала», – сознается она. Да и казавшийся вратами рая Берлин «находится на Востоке». Всё вопрос перспективы.

Как и Веремей, Ольга Мартынова и Катя Петровская приехали в Германию уже в зрелом возрасте. Роман Мартыновой «Даже попугаи нас переживут» – нить ассоциаций с ленинградским прошлым главной героини Марины. Перед глазами читателя проходит целый век русской истории от революции до перестройки. В книге «Может быть, Эстер» Катя Петровская возвращается в места событий, происходивших в истории своей еврейской, разбросанной между Киевом, Одессой и Харьковом, семьи.

Все три писательницы удостоились важных литературных премий, причем жюри особенно отметило красочность и богатство языка их произведений. Вообще стремление экспериментировать с немецким языком, лингвистическая элегантность типичны для многих русскоязычных писателей.

Вершиной языковой оригинальности и даже напыщенности стал роман «Кто такая Марта?» родившейся в 1981 году в Одессе и живущей в Майнце Марьяны Гапоненко. Смешивая высокий стиль с юмором, фантасмагорию с реальностью, автор повествует о 96-летнем орнитологе Луке Левадском, который решает провести последние недели своей жизни не в Киеве, а в Вене.

Несколько в стороне стоит творчество самого успешного и плодовитого из русскоязычных писателей Германии, пишущих по-немецки, Владимира Каминера. Язык его прозы предельно прост, и автор, кажется, не задается вопросами преодоления прошлого. Однако темы его юмористических рассказов о жизни русских эмигрантов в Берлине – прощание со страной, откуда он приехал, и взгляд на Германию со стороны – мы встречаем и в сложных эпических романах Веремей или Мартыновой. Почти все двадцать книг Каминера стали бестселлерами, а ведь в них он сталкивает немецкого читателя с образом немцев, существующим у его бывших соотечественников: «Они туристы-экстремалы… ездят на мотоциклах по крутым горам, бегают марафон в пустыне. Но всем этим они занимаются без души, а просто из интереса. А когда интерес ослабевает… они с девяти до пяти ходят на работу».

Лена Горелик, Ольга Грязнова, Алина Бронски – целая плеяда молодых русскоязычных писателей, приехавших в Германию еще подростками, буквально взорвала немецкий литературный Олимп.

Дебютный роман Бронски «Парк осколков» был даже экранизирован. Если в «Парке осколков» главная героиня Саша – девочка-подросток из России, а действие второго романа «Самые острые блюда татарской кухни» происходит в Советском Союзе, то в последней книге «Назови меня просто супергероем» есть только один русскоговорящий персонаж. Но на каком бы языке ни говорили герои Бронски, темы идентичности, чуждости и поиска себя сохраняются.

Родившаяся в Азербайджане и живущая в Берлине 27-летняя Ольга Грязнова в романе «Русский – это тот, кто любит березы» создала портрет своего поколения. В мире этих людей переплетается множество культур, они не знают границ, но и родины у них тоже нет. «Понятие родины у меня ассоциировалось с погромами. Тосковала я не по родине, а по близким людям», – замечает главная героиня Маша. Кто она: еврейка, азербайджанка, немка, а может быть, даже арабка или француженка? Говорит она на многих языках, но какой из них родной? Маша мечется между культурами. В финале буквально не знает, где находится, – где-то «посреди поля» в Палестине.

Автобиографически окрашенные книги Лены Горелик с юмором и меланхолией повествуют о том, что это значит подростком оказаться в чужой стране или все время слышать от окружающих вопрос: «Кто ты на самом деле? Как ты сама себя определяешь? Ты ощущаешь себя еврейкой?» «Я – это просто я», – отвечает Аня, героиня романа «Свадьба в Иерусалиме».

Этот ответ – программный для писателей поколения Горелик. Они хотят быть вне понятия «национальность», однако именно опыт эмиграции делает их произведения такими интересными немецкому читателю.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *