«Оскорбляет каждого жителя города»

В России более 2 тыс. улиц носят имя Михаила Калинина, занимавшего в 1919–1946 годах должность формального главы советского государства. Бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РФ Игорь Степанов в июне предложил московским властям переименовать улицу, названную в честь человека, подписывавшего указы о репрессиях, в том числе по национальному признаку. В интервью «МНГ» он объясняет, что им двигало.

Улица, названная в честь Калинина, есть в сотнях населенных пунктах. Все еще? / Pinterest

В правительстве Москвы обещали рассмотреть ваше предложение переименовать одну из улиц Зеленограда, названную в честь Михаила Калинина. Вам уже ответили?

Ответа я пока не получал.

Вы и раньше обращали внимание на то, что в России до сих пор в почете деятели советского времени, отвечавшие за репрессии. Чем продиктованы такие инициативы? Вы действительно ждете от властей каких-то оценок и тем более решений? Или апеллируете к исторической памяти общества?

Я считаю, что необходима правовая оценка всего произошедшего в России в прошлом веке, в том числе и действий живших тогда лиц. А правовую оценку дает не общество, а государственная власть. Уклонится эта – будет давать другая, поскольку, как показывает опыт России и Германии, власти в стране меняются даже в тех случаях, когда надеются править вечно.

В топонимах современной России полно названий, чествующих верхушку СССР. Почему вы остановились именно на Калинине, фигуре скорее декоративного характера при Сталине, и на маленькой улице в одном из жилых районов Зеленограда?

Я не останавливался на Калинине и даже не с него начинал, хотя, возможно, и стоило бы. Ведь именно Калинин в 1941–1944 годах подписал указы «О  переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», «О ликвидации Карачаевской автономной области и об административном устройстве ее территории», «О  ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР», «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории», «О переселении балкарцев, проживающих в Кабардино-Балкарской АССР, и о переименовании Кабардино-Балкарской АССР в Кабардинскую АССР» и другие, на основании которых было совершено насильственное переселение немецкого, карачаевского, калмыцкого, чеченского, ингушского, балкарского и иных народов. Декларацией Верховного Совета СССР 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», Законом РСФСР 1991 года «О реабилитации репрессированных народов» и Постановлением Верховного Совета СССР 1991 года «Об  отмене законодательных актов в связи с Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года „О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав “» подписанные Калининым указы признаны незаконными и преступными, а насильственное переселение народов – геноцидом.

Но если нормативные акты являются преступными, то, соответственно, подписавшее их лицо является преступником. Именно поэтому я и обратился в мэрию, полагая, что наличие на карте Москвы имени преступника дискредитирует и оскорбляет каждого жителя города, в том числе и меня. Честно говоря, мне странно, что с данным требованием не выступили другие москвичи, поскольку наверняка и среди ваших читателей немало тех, чьи родственники пострадали от действий Калинина.

Имя Калинина по всей стране носят улицы, площади, парки и целый город Калининград, бывший Кёнигсберг. То есть если переименовать пусть одну улицу в Москве, это будет прецедент, который, возможно, вызовет лавину переименований в других местах. Вы учитывали это, когда обратились к администрации города? Как вы оцениваете готовность к масштабным переменам в этом направлении?

Перемены часто наступают очень неожиданно. Ну кто бы, например, мог предположить, что в Америке и Европе начнут требовать демонтировать памятники рабовладельцам? То же будет и с памятниками и улицами «советских вождей». То не было готовности их переименовывать и убирать, а потом раз – и появилась. А прецедент, конечно, нужен и важен. И члены Городской межведомственной комиссии по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов города Москвы, рассматривающие мое предложение о переименовании улицы Калинина, этот прецедент создают. Причем какое бы решение они ни приняли, оно, несомненно, станет прецедентом. Сейчас я, кстати, готовлю документы по Калининграду. Председатель Калининградской областной думы Оргеева попросила приложить к предложению о переименовании города «картографические материалы, расчеты необходимых затрат и источники их финансирования».

А есть ли запрос общества разобраться с собственной историей на примере топонимов? Такое ощущение, что люди привычно ходят по улицам Ленина, Дзержинского или Орджоникидзе в своих населенных пунктах и не очень-то и задумываются о том, что с этим связано. Или считают, что это дело десятое. По крайней мере, эта тема достаточно редко поднимается и особого резонанса не вызывает.

Это, наверное, самое дикое из того, что происходит. Потомки жертв ходят по улицам имени палачей и, похоже, не осознают этого. Вот, например, село Жемтала в Кабардино-Балкарии, в котором есть улица Сталина. На этой улице находится школа имени Героя Соцтруда Атабиева Магомеда Кицбатыровича, 1915  года рождения, а уроженца этого села Атабиева Кинбатыра Жарахматовича, 1873 года рождения, в 1938 году расстреляли. Да ведь они практически однозначно являются родственниками. Как почти наверняка являются родственниками 13 репрессированных жителей села по фамилии Докшукины и нынешний глава Жемталы
Хажмурид Докшукин. Да и у директора стоящей на улице Сталина школы по фамилии Кудаева наверняка есть родственники среди 20 репрессированных жемталинских Кудаевых. А всего в селе Жемтала, в котором в 2019 году было 3342 жителя, за годы сталинских репрессий пострадало 536 человек. Представляете, шестая часть от ныне живущих. Да там у каждого жителя в роду пострадавшие от Сталина есть. И улица его имени. Да и с тем же Калининым. Ведь улицы его имени есть в Калмыкии, Ингушетии, Чечне, то есть в республиках, жители которых были изгнаны из своих домов по его указам. Представляете, по вине Калинина погибли их родственники, а они вынуждены ходить по улицам его имени. И я не знаю, чем это объяснять: выученной беспомощностью, стокгольмским синдромом или элементарным невежеством. Я направил обращения и по этим улицам, в том числе и Рамзану Кадырову, но ответов пока не получил.

Вас знают как человека, который последовательно выступает за сохранение памяти о репрессированных в СССР и за прекращение чествования тех, кто в свое время принимал решения, организовывал и непосредственно участвовал в этих репрессиях. Почему для вас это стало такой важной темой и почему именно сейчас?

В моем роду было много священников, и мои предки служили в нижегородских церквях еще в начале XVIII века. После так называемой Октябрьской революции священники стали одной из наиболее преследуемых социальных групп в Советской России. Более 20 моих родственников и свойственников было репрессировано. Многие из них погибли. Их преследовали только за то, что они были священниками. Например, родного брата моей прабабушки – Петра Алексеевича Сахарова, священника села Вейно Могилевской области Белоруссии, – обвинили и расстреляли за то, что он призывал к соблюдению новой советской Конституции. Потом их, конечно, реабилитировали и даже признали священномучениками, но ведь они были убиты. Убиты незаконно, то есть стали безвинными жертвами. А если есть жертвы, то, следовательно, есть и палачи. Вот я и хочу, чтобы палачи несли ответственность. Пусть хотя бы моральную. Любые палачи. И те, которые организовывали и осуществляли геноцид священников, и те, которые осуществляли геноцид немцев, чеченцев или калмыков. Я считаю, что если мы забудем о тех палачах, то они вернутся снова, пусть и под другими именами.

Беседовал Тино Кюнцель

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)