«Мы очень хотим домой»

Как украинские беженцы добираются до Германии, что планируют делать теперь, когда они в безопасности? «МНГ» записала истории украинок, оказавшихся в марте в Мюнхене, Кобленце и Дюссельдорфе.

Немцы помогают беженцам, как могут: на фото пункт распределения одежды в Дрездене / Reuters / PIXSTREAM

Ирина Карасик, 34 года

Я сама киевлянка. Когда все началось, мы переехали из Киева в Ворзель, к моим родителям. Это около часа езды от города. 1 марта поняли: надо уезжать. Папа – он занимается перевозками – раздобыл где-то солярку, ведь бензин пропал сразу. Заправили микроавтобус. Сели я, моя двухлетняя дочь, мама. За рулем был муж, но он должен был довести нас до границы и вернуться. Нашей целью был Мюнхен, там живет моя лучшая подруга, Аня. До нее мы добирались четыре дня. 13 часов до границы с Польшей – вместо обычных шести. Через погранпереход пешком не пустили, пришлось сесть в автобус, в котором и без нас было человек сто. Две границы, таможня. Везде проверки. Мы разрыдались, когда оказались в Польше. Потом два дня мы добирались на перекладных до Варшавы. Ночевали везде у знакомых и у знакомых наших знакомых. Билетов из Варшавы до Берлина бесплатных не было. Людей на вокзале – море. В кассе говорят: идите, просите проводников. А ехать все-таки 5 часов. Ребенок к тому времени не ел уже два дня. Решили поехать на следующее утро платным поездом. Приехали в Берлин. Там на вокзале очень много волонтеров. У них можно взять все, что нужно – расчески, щетки, памперсы, детское питание, даже игрушки. Люди ведь когда собираются за считанные часы, берут только самое необходимое. В Берлине мы сели на поезд до Мюнхена. Билеты нам купили Аня с мужем – чтобы мы поскорее приехали. Два дня после дороги мы отходили. А на шестой день с момента отъезда все слегли: и я, и мама, и дочка.

Здесь, в Мюнхене, нам все помогают. Друзья нашли нам временное жилье, купили средства гигиены, дали деньги. В магазине, на улице люди пытаются угостить моего ребенка шоколадкой, конфетой. Я рада, что дочка не очень поняла, что произошло. А мы с мамой дергаемся. От каждого хлопка. Я начала учить немецкий на бесплатных онлайн-ресурсах. Заполнила онлайн-форму для беженцев, отправила, но ответ пока не пришел. Соседи, тоже беженцы с Украины, уже получили его, так что думаю, еще несколько дней, и мне придет. Взяли ли мы с собой деньги? Конечно. Мы ведь часто приезжали к Ане и Юре в гости. Всегда знали, сколько мы должны взять с собой, сколько можем потратить. Но одно дело приехать в гости, а другое сейчас. Мы не знаем, сколько здесь пробудем, можем ли мы купить себе футболку и кроссовки, потому что мы ехали в пуховиках и сапогах, а сейчас здесь тепло. На самом деле я не хочу обживаться на новом месте. Боюсь. Очень хочу домой. Но как там сейчас все будет? Муж говорит, я не узнаю уже своего Киева.

Мария, 29 лет

Я из Запорожья. Уезжала с подругой на эвакуационном поезде в середине марта. Дома остались мама, мой парень. Приехали во Львов. Там купили билет на автобус до Праги. В Праге переночевали у знакомых. Адрес нам дала Кристина, моя подписчица в Instagram: я там веду страницу для изучающих немецкий язык. Сама она из России, но живет в Берлине. Кристина на следующий день встретила нас в Берлине, и первое время мы жили у нее. Потом моя подруга пошла работать Au-Pair, а я поехала дальше – в Дюссельдорф. Я много раз была в Германии, сама работала когда-то и здесь, и в Австрии как Au-Pair, училась по разным программам, поэтому тут все родное. В Дюссельдорфе по приезде беженцам дают несколько анкет. Я заполнила бланки на получение социальной помощи и выплат на еду, оставила адрес, по которому я буду проживать. Но как беженка пока не оформилась. Что дальше – пока не знаю. Непонятно, что делать…

Марина Пшеничная, 37 лет

Мы выехали из Первомайского Николаевской области. В машине были я, мои сыновья, 5 и 10 лет, моя двоюродная сестра, ее мама и их два кота. Добрались до Львова. Переночевали три ночи у племянника. Во Львове есть еврейский центр, он помогает в эти дни всем, не только евреям, добраться до границы. Нам повезло: автобус, в который мы сели в еврейском центре, перевез нас через границу. Паспортный контроль мы прошли прямо в автобусе. В Польше нас очень радушно встретили. Волонтеры чуть ли не на руках перенесли нас в автобус до Варшавы. В Варшаве мы подождали 8 часов и сели в бесплатный автобус до Берлина. В Германию поехали уже без тети с сестрой. В Берлине нас встретил сын Лены, институтской подруги моей мамы. Мы переночевали у него, на следующий день взяли бесплатные билеты до Кобленца. Добрались без проблем. Там нас встретила Лена, отвезла к себе. У нее двухэтажный дом. Нам выделили две комнаты, туалет, ванную.

В следующие дни мы сделали переводы свидетельств о рождении (у меня самой – биометрический загранпаспорт), фотографии, заполнили бланки. Ленин сосед помог найти жилье. Оно бесплатное. Знаю, что многие украинцы, которые приехали в Кобленц, тоже уже нашли жилье. Оно должно соответствовать определенным критериям. Через день я подпишу договор на аренду жилья, открою счет в банке и смогу получить пособие, так как денег у меня с собой нет. Что-то принесла наша новая соседка. В Tafel (благотворительная организация. – Ред.) нам дали корзину еды: втроем это съесть нереально. Там были овощи, фрукты, сладости, подсолнечное масло, даже борщ в банке. Говорят: давать будут раз в неделю. Старшего сразу взяли в школу. Младшего – в специальную группу для украинских деток. С ними воспитатель из Украины, которая уже 5-6 лет живет в Германии. Пока эта группа до 12.00, но сад отправил запрос на допфинансирование и, возможно, группа будет работать весь день. Я этому очень рада. Ребенок хочет играть с другими детками, неважно, на каком языке они говорят. Уже на второй день он мне рассказывал, как будет на немецком «мыть руки». Ленины коллеги принесли вещи для нас, мальчишкам – велосипеды. Я глубоко благодарна и полякам, и немцам. Нас встретили очень гостеприимно, все относятся ко мне с состраданием, с понимаем к моему горю. Никто не думал, что в XXI веке возможен такой ужас. Я надеюсь, что все скоро закончится, и мы вернемся. Не знаю никого из тех, с кем я общаюсь здесь, кто приехал с Украины и кто хочет остаться. Тут наши шутят: это момент, когда нам открыта вся Европа, но мы хотим домой. Это наша родина, и мы ее очень любим.

Записала Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)