Хотите веруйте, хотите нет

Финансовые потери обеих главных конфессий в Германии, протестантской и католической, в два раза превысили памятный дефицит 2009 года. Тогда был мировой финансовый кризис. Сейчас пандемия. Выходит, что пандемия бьет по вере сильней, чем алчность банков.

Берлинский кафедральный собор страдает без пожертвований / Thomas Wolf, www.foto-tw.de / wikipedia


Христос изгнал торговцев из храма. Но материальная, в том числе финансовая, сторона духовной деятельности все же не может быть сброшена со счета. Кстати, счет. Денежки, как известно, его любят. Но в нынешнем году церковные казначеи убеждаются в обратном. Счета растут, а деньги убывают.

«В значительной части епархий поток поступлений сократился в 2020 году на 8–11%», – говорит руководитель финансового отдела Евангелической церкви Германии (EKD) Карстен Зиммер.

В некоторых католических епархиях отмечаются еще более значительные потери: сокращение финансирования от 10% и более. В епархии Майнца недобор составил 20%.

Основной источник финансовых поступлений – это церковный налог, взимаемый в Германии вместе с подоходным, по вероисповеданию налогоплательщика (евангелическому или католическому). Средства подоходного налога идут в государственную казну, а средства церковного – в казну конфессиональную. В минувшем году общие сборы церковного налога сократились на 8%. Обе главные церкви недополучили миллиард евро. Двенадцать лет назад, когда свирепствовал финансовый кризис, налоговые поступления снизились на 4%. Нынешний пандемический кризис больней задевает интересы веры, чем пережитые трудности минувших десятилетий.

Конечно, страдает и казна. Но церковь ущемлена в большей мере. Сказываются бюрократические тонкости фискального права. Когда начались карантинные ограничения, многие предприятия и фирмы, особенно в сфере торговли, обслуживания, культуры, туризма, остановили свою деятельность. Чтобы не допустить массовых увольнений и пользуясь гарантиями государства, владельцы компаний перевели работников на сокращенный график. Это так называемая временная неполная занятость (нем. Kurzarbeit), при этом, по ситуации, работники могут и вовсе не работать. Потерю в заработке им компенсирует государство. Но по действующему положению, с компенсационных пособий церковный налог не удерживается. Вот такая неожиданная зависимость от мирской суеты: чем больше людей заняты частично, тем меньше получает церковь.

Церковный кризис это не только отмена богослужений в храмах. По традиции, церковь широко представлена в общественной жизни Германии. Она оказывает духовную поддержку людям в самых разных жизненных обстоятельствах. Представители церквей и духовных орденов работают в больницах и службах скорой помощи, в «Вокзальной миссии» (нем. Bahnhofsmission), в школах и других детских учреждениях. Интеграция мигрантов и помощь в их обеспечении, благотворительность, воспитание молодежи, спорт и туризм, культурная жизнь – во всем заметно присутствие церкви. Но чахнет одно – ослабевает и другое.

Этот замкнутый круг отягчает, например, участь знаменитого Берлинского кафедрального собора. Будучи в первую очередь культурно-историческим памятником, он существует не за счет отправлений культа, а благодаря культурным мероприятиям – всевозможным выставкам и концертам. Значительную часть приносят и сборы за посещение. В нормальные времена это составляет 96% его бюджета.

Но сейчас времена ненормальные. Собор закрыт. Ни выставок, ни концертов, ни посещений. «Наша касса опустела на 75%, – говорит настоятельница собора Петра Циммерман. – Обидно, если храм, с его 116-летней историей, окажется банкротом и окончательно закроется!»

Собор просит о пожертвованиях / Berliner Dom


Аналогичная ситуация в не менее знаменитом храме Святого Фомы в Лейпциге. У него мировая известность, в том числе благодаря здешнему хору мальчиков (их называют в Германии томанерами). Богослужения в храме не проводятся, хор не поет, корзинка для сборов (нем. Kollekte) не проплывает по рукам прихожан, которые сидят дома. В итоге нет средств не только для благотворительной деятельности (для чего, собственно, и собирают деньги в конце богослужения), но даже для пассивного содержания собора. Вот почему правление общины храма Святого Фомы обратилось к жителям Лейпцига с просьбой о сборе пожертвований.

Серьезная проблема, лишь косвенно связанная с короной, – сокращение числа членов церковных сообществ. В 2019 году обе конфессии, и евангелическую и католическую, оставили 500 тыс. человек. Сколько последователей потеряно в пандемическом 2020-м, станет известно только в июле. Причины ухода разные: от банального стремления сэкономить на налогах (с атеистов церковный налог не взимается) до увлечения другими мировоззренческими учениями (буддизм, ислам и т.д.), в том числе внерелигиозными. И все же некоторые церковные установления остаются в стране незыблемыми. Так, в Германии по-прежнему в воскресные дни не работают магазины. Почему? Этого не могут понять даже соседи из католической Чехии. А всего лишь потому, что воскресенье день молитв, а не мирской суеты.

Елена Шлегель

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)