Финансы поют романсы

Жертвами коронавируса становятся не только заболевшие, но и бизнесмены, чье дело страдает из-за карантина. «МНГ» поговорила с несколькими предпринимателями-российскими немцами о том, как они справляются с неожиданным кризисом и помогут ли им предложенные государством меры поддержки.

Гостиница Виктора Буза в Калининградской области стоит пустой / Из архива Виктора Буза

Любава Винокурова

Михаил Комм в прошлом году победил в конкурсе «Лучший предприниматель Барнаула». У него компания по производству спецобуви для охранных предприятий, охотников, рыболовов. Работают 30 сотрудников. Продукцию реализуют оптом через посредников. Сейчас производство практически остановлено. «Продажи упали, заявок не осталось. У людей денег немного, и тратят они их на самое необходимое, – рассказывает Михаил Комм. – Мы находимся в ситуации неопределенности, как все будет дальше. Предложенные государством меры поддержки в отношении нас не работают. Налоговую отчетность за первый квартал мы представили, НДС никто не отменял и не снижал, имущественный, транспортный, земельный налоги подлежат уплате. Меры номинальные».

Сотрудники Михаила вторую неделю находятся в отпусках, увольнять он никого не планирует. «Я думаю, мы выстоим. Предприятию в прошлом году исполнилось 25 лет. Мы переживали кризисы 1998, 2008, 2014  годов. У нас сегодня есть небольшое преимущество – без нашей продукции не обойтись. Импортная обувь с ростом курса доллара будет стоить дороже, а наша останется доступной».

Производство хлеба и торговля продуктами пока помогают Виктору Лоренцу держаться на плаву / Из архива предпринимателя

Госконтракты на поставку хлебобулочных изделий в больницы и детские сады, кофейня, рестораны и столовые – это то, чего карантин лишил предпринимателя Виктора Лоренца из Заринска в Алтайском крае. В городе введены повышенные меры самоизоляции, весь общепит закрыт. У Виктора еще есть продуктовые магазины и собственное производство хлеба, вот эти два направления теперь кормят его и еще 400 сотрудников. «Идет небольшое падение товарооборота, за последние две недели резко сократилась рентабельность, – объясняет Виктор. – Если раньше продавался более дорогой товар, на котором мы зарабатывали больше, то теперь все берут дешевый. Соответственно, нам нужно продать больше, чтобы заработать, как на дорогом. У нас сейчас худшие экономические показатели за пять лет».

На вынужденное безделье предприниматель отправил 100 сотрудников, работавших в кофейне и ресторанах. «Общепит стоит колом, – комментирует бизнесмен. – Я не думаю, что он сможет воскреснуть к концу года. Люди напуганы и не пойдут ни в кофейни, ни в рестораны».

В меры государственной поддержки Лоренц не верит: «Нет сейчас диалога между властью и бизнесом. Рассчитываем только на себя. Месяц протянем, там видно будет».

В Калининградской области начинается туристический сезон, но до 12 апреля действуют  те же ограничения, что и в других регионах. Под их действие попал предприниматель Виктор Буз. У него в Гурьевском районе гостевой дом на 100 человек с прилегающей территорией 18 га, летними домиками и озерами, в которых выращивают рыбу. Сейчас здесь пусто, 20 сотрудников сидят дома, все бронирования отменены. «Отказались от четырех свадеб, – сетует отельер. – Убытки еще не считал». Земля и недвижимость находятся у Буза в собственности, кредитов и долгов нет. Поэтому, говорит он, «помереть не помрем, будем ждать лучших времен».

Валерии Майер из Волгограда пришлось быстро придумывать, как спасать свое дело. У нее языковая студия, в которой она и директор, и преподаватель. «Я активный пользователь социальных сетей, несколько недель следила за постами моих друзей и знакомых из Италии, Испании и других европейских стран. Я понимала, что нужно заранее подготовиться к „итальянскому“ развитию событий в России, – рассказывает Валерия. – Основной принцип работы моей языковой студии построен на живом общении преподавателя – языкового тренера и студента тет-а-тет или в микрогруппах до пяти  человек. У меня есть опыт преподавания дистанционно через Skype и Zoom, но делала я это в том случае, если давала уроки ученикам из других городов. Пришлось возобновить практику и в кратчайшие сроки перевести работу в онлайн-режим. Для многих учеников такой формат был в новинку, и нужно было им показать, что у дистанционных занятий есть преимущества, одно из них – возможность учиться в своем темпе, в комфортной домашней обстановке.

Если честно, не могу сказать, что ощущаю некую расслабленность из-за самоизоляции. Если выпадает пара свободных часов, то просмотр фильмов и сериалов превращается в создание новой методической разработки для проведения уроков. Мне удалось сохранить всех студентов, появляются и новые. Ученики прекрасно понимают, что итоговые экзамены никто не отменит, а качественная подготовка к ним – это длительный процесс.

Есть и те, кто считает, что во время самоизоляции можно научиться тому, что давно откладывал, – преодолеть языковой барьер, выучить новые слова и правила. Главное – сохранять позитивный настрой и быть flexibel (прим. нем. гибкий) к изменяющимся условиям.

Помещение, в котором проходили занятия до карантина, находится в моей собственности. Грустно, конечно, что оно целый месяц будет пустовать. Но у меня не самая печальная ситуация по сравнению с другими предпринимателями».

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)