Долгий путь домой

Для многодетной матери из вестфальского Миндена Катарины Миних переезд в Россию долгие годы был мечтой. Но в какой-то момент обстоятельства вынудили ее срочно переехать. Теперь она живет недалеко от Москвы и помогает немцам, решившимся на переезд в Россию.

До переезда в Россию, когда вся семья была еще вместе (Фото: из личного архива)

Здравствуй, Германия!

Когда-то предки Катарины Миних переехали из Германии в Российскую империю. Незадолго до распада Советской Союза семья Миних жила уже в Киргизии. Оттуда в 1990-м она переехала в Германию. «Когда родители сказали, что мы уезжаем из Киргизии, то мы были этому очень рады. Помню, как тогда в нашем окружении все мечтали о Германии, считали ее идеальной страной и стремились уехать туда за лучшей жизнью», – вспоминает Катарина Миних спустя 33 года. На тот момент ей было 14.

Первое время семья жила в приемном лагере, служившем раньше пятизвездочным отелем, на берегу Балтийского моря, под Килем. «Было лето, мы вовсю купались. Пока наши родители занимались оформлением документов, для нас, детей, проводились различные развлекательные мероприятия. К нам очень хорошо относились, и мы тогда были в полном восторге» – так описывает свои первые впечатления о Германии Катарина Миних.

Она начала учить немецкий язык, после школы освоила профессию медсестры, пошла работать. В общем, делала всё, чтобы поскорее интегрироваться в немецкое общество. Однако за 26 лет, что Катарина прожила в стране, она так и не стала ей родиной. «Там я всегда была русской, поскольку приехала из СССР, – объясняет она. – Коренные немцы никогда не принимали меня за свою. Для них мы и даже наши дети, родившиеся в Германии, оставались русскими. Хотя скажу, что среди немцев есть очень хорошие люди. С некоторыми из них я дружу до сих пор». 

В 1997 году Катарина поехала в гости в Киргизию. Там она познакомилась со своим будущим мужем Дмитрием, русским по национальности. Спустя год молодые поженились. В Германии парню, ранее окончившему механический техникум и имевшему опыт работы в автомастерской, пришлось переучиваться на токаря-фрезеровщика и оператора числового программного управления.

Вскоре семья прочно стояла на ногах, оба супруга работали. Однако Дмитрию, выросшему в иной культурной среде, было нелегко привыкнуть к жизни в чужой для него стране. Прежде всего его пугали местные нравы. Они казались ему слишком свободными. «Мужу особенно не нравились гей-парады и то, что в обществе этой теме уделяется слишком много внимания. Нас пугало, что наши будущие дети будут расти во всем этом», – вспоминает Катарина Миних.


Мысли о России

В 2000 году супруги впервые задумались о том, чтобы уехать в Россию. «Хотя в России я никогда не жила, но какая-то незримая нить связывала меня с ней. Меня всегда тянуло туда», – признается женщина. Однако просто сорваться пара не могла. Всегда возникали какие-то обстоятельства, и переезд откладывался.

А в 2016-м они поняли: больше тянуть нельзя. Рассказываем дальше со слов Катарины Миних, перепроверить информацию «МНГ» не может. Итак, всё началось с того, что однажды старшая дочь Мелисса, которой на тот момент исполнилось 16 лет, не вернулась домой с прогулки. Катарина и Дмитрий обратились в полицию, и девушку нашли. Как оказалось, она уехала в другой город к своему 21-летнему другу, с которым познакомилась в Интернете. Про это знакомство родителям ничего не было известно.

Ведомство по делам молодежи (нем. Jugendamt) отправило Мелиссу в детдом. Его сотрудники решили, что там ей будет лучше. Следом за ней забрали и вторую дочь Алину. В службе опеки сказали, что дети, если захотят, могут вернуться домой. Мелисса воспользовалась таким правом, а Алине не позволили это сделать. Преподносилось это так, будто ребенок добровольно не желает возвращения в семью.

«И тогда ведомство приняло решение отобрать у нас всех детей», – вспоминает Катарина Миних. В вину вменялись воспитание в русских культурных традициях, общение дома на русском, даже посещение церкви. То есть отсутствие стремления к интеграции.
После того как 28 апреля 2016  года почтальон принес письмо, из которого следовало, что суд уже принял решение об изъятии всех пятерых детей, семья больше не думала ни секунды о том, что делать. «Мы тогда понимали: если не спасем четверых детей, то всё потеряем. И мы просто сбежали», – вспоминает многодетная мать. Алина осталась в Германии. Какое-то время у семьи даже не было связи с ней.


Новая жизнь


Сначала Минихи четыре месяца прожили в Киргизии, оформляя там российскую визу. Потом приехали в Москву. Первое время было непросто. Одновременно приходилось решать вопросы с жильем, работой и гражданством. Легче всего удалось найти работу. На то, чтобы оформить российское гражданство, у семьи ушло три года. Минихи стали первыми гражданами ФРГ, кто добился временного убежища в России. «До нас ни один гражданин Германии не получал такого статуса, поскольку на ее территории военных действий не ведется. Мы целый год его добивались», – говорит Катарина.

До того как обрести свою крышу над головой, немецкой семье пришлось изрядно поскитаться. Первый месяц она жила в хостеле, который обошелся в баснословные 90 тыс. руб. Срочные поиски жилья привели Минихов в подмосковную Балашиху, где они нашли хорошую трехкомнатную квартиру. Не успели обжиться, как арендодатель стал требовать 100 тыс. вперед. Поскольку таких денег у переселенцев не было, в 20-градусный мороз они практически оказались на улице. Глубоко верующую семью на несколько месяцев поселили при церкви.

Затем четыре года Минихи снимали дом в Жукове Калужской области. В 2021 году они купили дом в том же городе. Однако глава семейства прожил в нем всего полгода. В октябре 2021-го 48-летний Дмитрий скончался от коронавируса.

В то время Катарина и сама работала с ковидными больными, но после трагедии с мужем из медицины ушла. Сегодня она зарабатывает на жизнь тем, что помогает людям, переезжающим в Россию из других стран. У нее своя фирма «Уникальное гостеприимство». В штате есть и профессиональный юрист, который разбирается в тонкостях российского миграционного законодательства. Фирма работает по принципу «всё включено»: организует встречу переселенцев в аэропорту, размещает на первое время, помогает оформить документы.

По словам Катарины, среди тех, кто обращается за услугами ее фирмы, 99% составляют граждане Германии, есть также люди из Франции, Испании, Латвии. За последние два года в фирму обратилось порядка 300 человек.

Как таковой широкой рекламой своих услуг Миних целенаправленно не занимается, поскольку пока непросто с заселением людей. Чаще срабатывает «сарафанное радио». «Мы заселяем людей посуточно в хостелы и отели, но для многих это не очень удобно, – отмечает Катарина. – Но мы в любом случае находим решение для каждого, на улице никто не остается. Нередко было так, что люди жили у меня в доме, куда я их также прописывала. Были даже случаи, когда у нас одновременно жило 17 человек, а один раз аж 32».

В настоящее время Катарина много сил и времени отдает строительству гостевого дома для переселенцев. «Это здание площадью 650 кв. м, там будет много комнат, рядом красивая природа и озеро. Думаю, люди будут очень рады пожить у нас какое-то время», – говорит женщина, улыбаясь.

В своих жизненных планах Катарина опирается на детей. «Без их поддержки я вряд ли бы справилась, – признается Миних. – Они у меня уже все самостоятельные и очень трудолюбивые». Младшая дочь Виктория учится на кондитера. Думает потом работать в гостевом доме. Старшему сыну Катарины Даниэлю скоро исполнится 21 год. Он работает переводчиком и водителем, помогает в других вопросах. Самому младшему в семье 15 лет, он еще учится в школе. Старшая дочь Мелисса, достигнув совершеннолетия, вернулась обратно в Германию. Катарина Миних говорит, что и младшие дети, если захотят, могут вернуться. «Хотя мне бы, конечно, хотелось, чтобы они всегда были рядом».

Фемида Селимова


Почему некоторые поздние переселенцы возвращаются в Россию?

Есть российские немцы, которые, прожив некоторое время в Германии, возвращаются в Россию. Точной статистики нет, потому что люди сохраняют при этом паспорта обоих государств. «МНГ» спросила у женщин, вернувшихся недавно с семьями в Россию, о причинах переезда.

Анна В., приехала в Немецкий национальный район Алтайского края в ноябре 2022 года с мужем и двумя детьми. В Германию уехала ребенком в 1999-м.

Это было очень тяжелое решение. Мы жили хорошо, оба с супругом работали, был достаток. Однако решились на переезд по причине неразумной, абсурдной политики сексуального просвещения подрастающего поколения. Для чего ребенку, ученику 4-го класса, знать во всех подробностях физиологические аспекты интимных отношений? Для чего с раннего детства насаждать у детей понятие о том, что якобы существует так называемый «третий пол» и что ребенок сам вправе решать, к какому полу себя относить? В Германии из наших детей хотят осознанно вырастить людей нетрадиционной сексуальной ориентации, и нельзя это воспринимать спокойно.

К сожалению, уроков сексуального просвещения в немецкой школе нельзя избежать – эти занятия обязательны для посещения. Самое страшное – то, что это всё возведено в ранг государственной политики. Именно потому, что мы не хотим, чтобы наши дети стали жертвами этой политики, мы вернулись в Россию. Мы с супругом – убежденные сторонники традиционных отношений. Есть мужчина и женщина, которые вступают в брак и заводят детей. Это основы семьи. Другого подхода мы не приемлем. Среди наших знакомых есть немало людей, которые разделяют эту позицию. И некоторые из них тоже вернулись в Россию.

Инна К., вернулась с двумя детьми дошкольного возраста и мужем в Москву в 2022-м, прожив год в Германии.

Наш переезд в Германию совпал с пандемией, периодическим закрытием дошкольных и образовательных учреждений. В России старший ребенок уже успел походить в садик, и после того, как открылись сады в Германии, нам было с чем сравнить. Начнем с того, что в Германии если мама не работает, то место в саду вообще могут не дать. Количество детей в семье при этом не имеет значения. Либо дадут на полдня, до 12 или 14 часов, по острой необходимости.

Например, переселенцам – для посещения языковых курсов. Завтрак в садик каждый приносит с собой. В саду готовят только обед, но не первое-­второе-компот, а только макароны или картофель с чем-нибудь, без супов. Разносторонних занятий нет. Одно занятие проводит ежедневно воспитатель в группе (в основном рисуют или мастерят что-нибудь), и всё. Нет музыки, физкультуры и т.п. Площадка для прогулок в нашем саду была одна на всех. Либо гуляли все группы вместе, либо выходили по очереди. Обязательного сна нет ни для каких возрастных групп.

Отдельный шок мы испытали, когда увидели, где дети могут спать. Это матрас, лежащий на мини-каркасе высотой 15 см от пола. Ни о каких подушечках треугольничком, с простынками и покрывалами и речи нет. Дополнительно мы записались в музыкальную школу. Думали, будут полноценные занятия: специальность, сольфеджио, хор, музлитература. Оказалось, только специальность 20 минут в неделю. Хор с 9 лет. Всё остальное тоже не раньше и только платно. Поэтому решили вернуться и ходить в российские сады и школы с сохранившимися традициями воспитания.

Анна Швабауэр приехала в мае 2022 года с двумя детьми в Азово Немецкого национального района Омской области, прожив почти 19 лет в Германии.

Я испугалась за детей. В Германии стало столько беженцев! Жизнь в последнее время там очень изменилась. В Россию я вернулась, решив, что если детям здесь не понравится, то уедем обратно. Но они легко вошли в новую жизнь. Дочь пошла в первый класс Азовской гимназии. Сын учится там же. К сожалению, не переехал наш папа. Он колеблется. В Германии у него, итальянца по происхождению, свой ресторан. Но и мне одной с двумя детьми тоже непросто здесь…

Нина Генкель приехала с родителями в Омскую область в 2015-м из Германии, куда те переехали в 1993 году со старшими детьми. Нина родилась в Германии, к моменту переезда окончила 7-й класс.

Мои родители вернулись к себе на родину, в Александровское Шербакульского района Омской области, а мой дом там, где моя семья. Сейчас я живу в Омске, работаю учителем немецкого языка в средней школе. Я считаю, что в России больше возможностей в плане образования и развития. Мне нравятся страна в целом, менталитет ее жителей, культура.

Мнения записали Ольга Силантьева и Юрий Барсуков

Tolles Diktat 2024
 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)