Наставники российских лютеран

В рамках празднования 500-летия Реформации в Москве была представлена новинка Международного союза немецкой культуры – двуязычный сборник эссе о лютеранских пасторах «Поминайте наставников ваших» Ольги Лиценбергер. «МНГ» приводит отрывок из предисловия к книге.

Номер газеты: 21
Дата выпуска газеты: 09.11.17

Сборник эссе о лютеранских пасторах «Поминайте наставников ваших»

Невозможно переоценить влияние, которое оказали лютеранские пасторы на развитие российской культуры и науки. Переводчиком «Слова о полку Игореве» был пастор К. Зедергольм (1789–1867). Пастор Г. Бонвеч (1848–1925), прекрасно владевший церковнославянским языком, занимался исследованием и изданием трудов ранних отцов церкви, греческой патристики и библеистики. Издатель и библиотекарь Академии наук, пастор И. Буссе (1763–1835), мемуарист и богослов, реформатский пастор Г. Дальтон (1833–1913), историк и фольклорист, пастор И. Эрбес (1868–1932) немало потрудились во славу отечественной науки. Нельзя не заметить и пастора Иоганна Грегори* (1631–1675), основавшего первый в России театр.

Художник Леонид Эслингер из Магнитогорска по крупицам восстановил изображения 12 героев книги. Эта иллюстрация – портрет Иоганна Грегори, основателя первого театра в России

Неоценима роль, которую сыграли лютеранские пасторы в развитии системы образования Российского государства. Первое всесословное общеобразовательное светское учебное заведение в Москве было открыто пробстом Иоганном Глюком* (1652, по другим данным, 1654–1705), а основателем первой в стране школы для слепых был епископ Генрих Дикгоф* (1833–1911). Первые русские училища для детей немецких колонистов Поволжья были открыты пасторами К. Конради (1794–1857) и К. Вальбергом (1794–1877).
Лютеранские пасторы оказали серьезнейшее влияние на взгляды российских монархов и их приближенных. Императрица Екатерина I воспитывалась в доме лютеранского пробста Иоганна Глюка. Яркий пример влияния лютеранского пастора на окружение императора и высшие аристократические круги – биография епископа Игнатия Фесслера* (1756–1839).

Начиная с ХVI века выходцы из западноевропейских государств занимали ответственные посты в медицинских службах России и вносили весомую лепту в борьбу со смертельно опасными болезнями. Пример тому – пастор Иоганн Каттанео* (1746, по другим данным, 1745–1831) и глава Московской консистории, пастор И. Губер (1778–1858), католический монах-францисканец, перешедший в лютеранство, который был удостоен ордена Св. Станислава за самоотверженную помощь прихожанам во время эпидемии холеры.

Не только священнослужители, но и светские президенты евангелическо-лютеранских консисторий оставили свой след в российской истории. Так, генерал-майор, сенатор, граф П.И. Тизенгаузен (1774–1864) был автором проекта закона об освобождении крестьян. Биография президента Московской консистории, доктора Адриана Блюменталя* (1804–1881) – яркое свидетельство верного и бескорыстного служения простому народу, добра и самоотверженности.

С установлением советской власти в жизнь бесчеловечными методами начала претворяться антицерковная политика. Разразившаяся после революции Гражданская война не пощадила евангелическо-лютеранское духовенство. Некоторые пасторы были убиты или сосланы в Сибирь. Во время голода начала 1920-х годов 60-летний пробст Натаниель Гептнер* был обвинен в шпионаже и компрометации советской власти.

Пик репрессий по отношению к лютеранским пасторам приходится на конец 1920-х и 1930-е годы. Только за шесть месяцев 1929 года было арестовано восемь лютеранских пасторов. В антисоветской деятельности были обвинены пасторы Г. Швальбе и Артур Клюк*. На строительство Беломорканала был отправлен одесский пастор А. Кох. Оренбургский пастор Г. Кох после ареста был сослан на семь лет.

В 1932 году в Германии около десяти немецких газет опубликовали статьи с названиями: «В аду Советов. 30 евангелических проповедников осуждены из-за веры в Бога», «Пытки немецких пасторов в России» и т.д.

В условиях воинствующего безбожия была практически полностью парализована деятельность церковного руководства. Однако и в это время продолжала работу Семинария проповедников, основанная епископом Артуром Мальмгреном*. Когда в 1936 году он под угрозой ареста выехал из СССР, в стране осталось всего 11 пасторов, 10 из них впоследствии были арестованы и осуждены. Последними лютеранскими пасторами в стране стали Пауль Райхерт* и его сын Бруно Райхерт, арестованные в Ленинграде осенью 1937 года и расстрелянные в январе 1938-го.

Всего за 20 лет советской власти из 350 лютеранских пасторов в СССР более 150 были репрессированы, более 100 пасторов эмигрировали, многие оставили свои должности. Избежать репрессий удалось лишь единицам.

Но никакие репрессии не могут уничтожить религиозные убеждения. Пришло время, и новое поколение пасторов дало надежду и утешение российским лютеранам. Одному из них, пастору Николаю Шнайдеру*, посвящено несколько страниц книги.

Элеонора Гердт. Иллюстрация художника Леонида Эслингера

Заключающая книгу биография рассказывает об Элеоноре Александровне Гердт*. Прочтя эту новеллу, читатель наверняка согласится с ее автором Александром Кирсановым, считающим, что имя этой женщины вполне заслуженно может быть поставлено в один ряд с именами выдающихся лютеранских пасторов.

Авторы книги выражают надежду на то, что знакомство читателей с историей лютеранства в России будет интересным, что их не оставят равнодушными представленные в книге биографии, заставляющие вспомнить библейскую цитату: «Поминайте наставников Ваших, которые проповедовали Вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7).

* Этим людям посвящены эссе в сборнике.

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)