Жизнь других

У России и Германии на высоком политическом уровне возникло непонимание. А насколько немцы и русские вообще понимают друг друга? Как строится коммуникация, как принято выражать чувства, что является табу, зависит от культуры. Немецкая и русская различаются. Об этом – автор «МНГ» и тренер по межкультурной коммуникации.

Дарья Болль-Палиевская

Московская подруга попросила привезти из Германии к Пасхе «шикарную» коробку конфет для «важного человека». Простояв полчаса перед забитыми шоколадными изделиями полками, я никак не могла решиться на покупку. Не было ничего, что подходило бы под русское понятие «шикарный». Пасхальная серия знаменитого швейцарского производителя состояла из маленьких упаковочек, крохотных яичек, умилительных зайчиков. Я представила себе, как моя подруга будет дарить «важному человеку» коробку шоколада, где разместились всего девять конфеток.

В этой мелочи отражаются глубинные культурные различия. Мы, к примеру, по-разному относимся ко времени. Чехов говорил, что русские любят прошлое, ненавидят настоящее и страшатся будущего. То есть мы не верим, что в жизни что-то возможно предугадать. «Знал бы, где упаду, соломки бы подстелил», – гласит русская пословица. В русском языке уже заложена неопределнность: «встретимся после трех». Нам легко дается импровизация, ведь все назначенные сроки у нас приблизительны, мы сами в них не верим. Мы живем по принципу «жизнь покажет». Пунктуальность не то что не ценится у нас, но находится в постоянном конфликте с действительностью. Как точно планировать начало встречи, если может случиться все что угодно? Обстоятельства сильнее нас, они диктуют нам наши перемещения во времени. В немецком сознании всё на­оборот – план и пунктуальность должны одержать победу над обстоятельствами.

Немцы убеждены в планируемости жизни. Для немецкого человека время – это ресурс, который можно экономить и планировать, прямая линия, которую можно делить на отрезки. Немецкий ежедневник поделен не только на недели и дни, но на часы и даже минуты. В Германии все планируется очень тщательно и задолго, заранее, начиная с отпуска и кончая деловыми переговорами.

Сама коммуникация протекает в русском и немецком обществе по-разному. Если у нас приняты недосказанность и намеки и мы исходим из того, что наш собеседник должен догадаться, что мы имеем в виду, то немцы гораздо более прямолинейны. Зачем ходить вокруг да около, как «кошка вокруг горячей каши»? Ведь можно сразу перейти к делу, сэкономив время. Немецкая манера без обиняков называть вещи своими именами может больно ранить иностранцев, она кажется им неуважительной. На самом деле само отношение к критике в Германии совсем другое. Она воспринимается как конструктивная, как шанс исправить свои ошибки.

Впрочем, свои табу есть и у немцев. Например, здесь по понятным историческим причинам не принято говорить о военных достижениях Германии. Спросить коллегу о размерах его зарплаты совершенно недо­пус­тимо. Смешивание частной и профессиональной сфер является нежелательным. Зато напрямую спросить женщину о ее возрасте, чего не допускает русский этикет, не считается неприличным. Так же, как и громко говорить или сморкаться. Чокаясь, немцы обязательно смотрят друг другу в глаза, зато совершенно незнакомы с традицией произнесения длинных тостов. Русские с немецкой точки зрения очень мрачные, ходят с каменными лицами. В Германии ведь принято просто так, из вежливости, улыбаться совершенно незнакомым людям. У нас же о человеке, который без причины улыбается, могут подумать, что у него не все в порядке с головой. Мы сердечны и открыты в отношениях с близкими и друзьями и застегнуты на все пуговицы с чужими.

Этот список можно продолжать до бесконечности. Как говорится, «что русскому хорошо, то немцу смерть». Впрочем, культурные различия совсем не смертельны, если помнить о главном: «Плохих культур не бывает, культуры бывают разные».

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *