Время есть гусей

Берлинский пригород Ванзее с его озерами – любимое место отдыха жителей немецкой столицы. Здесь, в одном из многочисленных яхт-клубов, арендует ресторан молодой предприниматель Матиас Тамм. Оказавшийся на шаг от банкротства из-за ограничительных мер ресторатор теперь надеется на чудо.

Ресторатор Матиас Тамм с супругой Коринной / Фемида Селимова

С длинной застекленной террасы открывается живописный вид на озеро. В это время года его не сразу и разглядишь за рядами яхт. Покрытые белыми чехлами, они словно погрузились в зимний сон. Непривычная тишина царит и в ресторане Матиаса Тамма.

«Если бы не локдаун, то здесь сейчас было бы полно народу,  – говорит арендатор ресторана, окидывая взглядом помещение размером чуть ли не в добрую половину футбольного поля. – Еще задолго до введения карантина у нас практически не оставалось ни одного свободного столика, все было зарезервировано вплоть до конца рождественских и новогодних праздников. Вот, взгляни». Он показывает страницы в своем ежедневнике с перечеркнутыми заказами.

В меню его ресторана представлены самые разнообразные блюда, в том числе традиционной немецкой кухни. На рекламном штендере красуется сочный жареный гусь. Он выглядит настолько аппетитно, что хочется заказать его, не раздумывая. «Рождественская пора – время гусей» – написано под картинкой. Гусей едят обычно со Дня святого Мартина, с 11 ноября, и до Рождества.

Впрочем, в рекламе ресторан особо не нуждается. Заведение славится на всю округу своими жареными гусями, говорит Матиас. Свежую птицу ему регулярно поставляет фермер из Мекленбурга – Передней Померании.

Много ли заказов навынос? «Когда как, – отвечает предприниматель. – В основном от постоянных клиентов. Объемы нашей сегодняшней выручки, конечно же, не сравнимы с тем, что мы имели до карантина. Раньше люди, приходя в ресторан, к тому или иному блюду заказывали бутылку вина, кофе, сок или какие-то сладости, а сейчас они заказывают только еду».

Недели перед Рождеством и Новым годом у Тамма традиционно были самыми прибыльными. «У меня всегда был выбор: я сам праздную и трачу много денег или же я работаю и зарабатываю много денег. Мог делать и то, и другое. Но в этот раз все совсем иначе, – говорит Матиас с грустью. – Коронапандемия стала для нас (рестораторов. – Ф.С.) настоящим ударом».

Заняться бизнесом в сфере общепита Матиаса Тамма в свое время вдохновил пример родителей, которые буквально за год до падения Берлинской стены открыли небольшую закусочную в Шарлоттенбурге, в западной части немецкой столицы. И, как оказалось, поймали удачу за хвост. После тех громких исторических событий жители восточной части Берлина буквально наводнили ее западную часть. «Я помню огромные очереди у нашего бистро, – рассказывает Матиас. –

Родители продавали различные сосиски с булкой, котлеты, алкоголь. Они начинали работать в семь утра и заканчивали в 11 часов вечера, а порой и позже. Конечно же, им приходилось много вкалывать, но зато за каких-то пару лет они смогли заработать хорошие деньги». Когда же пришло время Матиасу выбирать профессию, то для него этот вопрос уже был решен: он хотел открыть свое дело в сфере общественного питания. «Отец тогда пытался отговорить меня, рассказывая о всевозможных рисках, советовал выбрать что-то другое, более надежное», – вспоминает Матиас. Однако юноша решил не отступать. Начал работать официантом в ресторане, а в 2009-м основал небольшую кейтеринговую фирму.

Когда год назад в далеком китайском Ухане коварный вирус только собирался начать свое шествие по планете, Матиас Тамм подводил итоги своей первой трудовой десятилетки и был ими более чем доволен. Он планировал на год отойти от дел и фактически передал их своей помощнице, повысив ее в должности до уровня исполнительного директора.

«В середине февраля я получил предложение от одного яхт-клуба арендовать ресторан, на которое, не раздумывая, ответил отказом, – рассказывает Матиас. – У меня была стабильная компания. Можно сказать, она работала сама по себе как надежный механизм, да и торговых точек у меня было достаточно. Я практически распланировал свое будущее и свою пенсию. Мой десятилетний план был полностью реализован. На самом деле мне больше не нужно было так много работать, как раньше. Я хорошо высыпался, активно занимался спортом. У меня было много свободы. Я хотел больше времени проводить с семьей, отдыхать и путешествовать. Даже успел забронировать целый ряд поездок».

Но в один миг все изменилось. Первые тревожные звоночки раздались уже в начале марта. Один за другим стали звонить организаторы крупных мероприятий с просьбой отменить заказы. Матиас терял сотни тысяч евро буквально на глазах. Видя, что с каждым днем кризис с все большей силой надвигается на его бизнес, предприниматель вспомнил о предложении яхт-клуба и решил попытать счастья в надежде, что к осени ситуация нормализуется и он сможет хоть как-то возместить убытки, понесенные в ходе весеннего карантина.

«И вот этот круг снова замыкается», – разводит руками Тамм. В мае, вскоре после того, как сняли режим карантина, он оказался перед дилеммой: объявить себя банкротом или двигаться дальше, сохранив при этом рабочие места. В конечном итоге моральный аспект возобладал над коммерческим интересом. «И я действительно решил продолжать, хотя понимал, что будет очень сложно. Я хотел сохранить своих сотрудников».

Раздается телефонный звонок. Матиас берет трубку. Его голос бодр и весел. В глазах появляется блеск. Поступил заказ на рождественского гуся. Мой собеседник внимательно слушает и записывает каждое пожелание клиента, охотно отвечает на вопросы. В конце разговора к хрустящему рождественскому гусю он предлагает соус, приготовленный по особому домашнему рецепту. На том конце провода обещают подумать. Jawohl, все будет сделано, как вы просите», – говорит ресторатор клиенту на прощание и обещает вскоре выслать по почте информацию о заказе.

Закрытый сейчас ресторан ждет гостей в 2021 году / Фемида Селимова

«Я всегда стараюсь оставаться оптимистом. Когда ты не в духе, клиенты это сразу чувствуют. А этого нельзя допускать», – убежден парень. При всех трудностях, с которыми ему сейчас приходится сталкиваться, бросать бизнес Матиас не собирается. Как и не сожалеет о том, что когда-то не послушался отца. «Я очень люблю свое дело. И, это, пожалуй, единственное, что я умею делать с таким азартом и вдохновением», – говорит он с улыбкой. Хотел бы, чтобы всему этому хаосу пришел конец, делится Матиас своими пожеланиями в канун Нового года.

В целях поддержки предприятий малого и среднего бизнеса, наиболее пострадавших от пандемии, немецкое правительство разработало целый пакет мер, в рамках которого обязалось в период с сентября по декабрь субсидировать постоянные издержки предприятий в размере 90%.

Кроме того, объявляя о мягком локдауне в ноябре, немецкие власти обещали оказать малому бизнесу и самозанятым чрезвычайную безвозмездную помощь в размере до 75% их месячной выручки, которую они получили в ноябре 2019-го. По сравнению с прошлым годом оборот фирмы Матиаса Тамма сократился на 93%, оставшиеся 7% – это соломинка, которая сегодня отдаляет ее от банкротства.

«Было бы здорово, если бы мы получили помощь в размере 75%. Я тогда мог бы вздохнуть спокойно и сказать себе, что это был просто плохой год, катастрофа нас миновала. Я мог бы вновь, практически с нуля создать свой бизнес. Увы, скорее всего, я эту помощь не получу», – тревожится Матиас. И не без оснований. Дело в том, что его фирма занимается не только кейтерингом, к ней также относятся две столовые, которые до пандемии приносили стабильный доход. Однако же теперь ввиду их нерентабельности бизнесмен был вынужден расторгнуть договоры аренды столовых помещений. Сумма в 30 тыс. евро в месяц оказалась для него неподъемной. По иронии судьбы столовая является единственным из видов заведений общепита, которым в условиях локдауна разрешается функционировать в привычном режиме. За безвозмездной госпомощью в размере 75% Матиас уже обратился, заодно к делу подключил адвоката в надежде, что удастся найти выход из ситуации.

«Ты словно вглядываешься в густой туман, а видимость лишь метров десять. Ты не знаешь, что ждет тебя дальше. Либо там может оказаться стена, и ты упираешься в нее. Либо путь перед тобой открыт, и ты спокойно едешь себе дальше, – так описывает свое состояние Матиас. – Пока что мы можем планировать до 10 января, до которого официально в стране действует локдаун, и надеяться на чудо». Чудо – пожалуй, это единственное, во что остается нам всем верить, особенно в преддверии Рождества.

Фемида Селимова

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)