Уезжать нельзя оставаться

В 2000-х в Краснокутском районе Саратовской области десятки семей российских немцев получили новое бесплатное жилье. Корреспондент «МНГ» побывал в гостях у некоторых из них и попросил рассказать о своей жизни и дальнейших планах. После какого из слов, вынесенных в заголовок этой статьи, они готовы поставить запятую?

Жители Красного Кута: Лидия Кренц (в первом ряду слева), Наталья Ларон у подъезда своего «немецкого» дома / Олег Винс

В паспорте федеральной целевой программы «Социально-­экономическое и этнокультурное развитие российских немцев на 2008–2012 годы» о проблемах немцев Саратовской области сказано примерно следующее: в 1941 году была ликвидирована Автономная Республика немцев Поволжья, большая часть ее кантонов включена в Саратовскую область. В начале 1990-х годов германское правительство «оказало содействие семьям российских немцев-переселенцев в обеспечении временным жильем в виде вагончиков и общежитий». Теперь, чтобы переселить из времянок 1287 семей, необходимо построить жилые дома в городах Красный Кут, Энгельс, Маркс и в поселке Бурный. Кроме того, в том же паспорте упоминается, что в рамках предыдущей ФЦП по российским немцам, действовавшей в 1997–2006 годах, в Красном Куте (и только там в Саратовской области) уже строилось жилье. За время действия двух программ в Краснокутском районе было построено более 20 тыс. м² для примерно 500 семей этнических немцев.

Об этом «МНГ» рассказывала в 2011 году, в преддверии церемонии вручения сертификатов на получение новеньких муниципальных квартир в Красном Куте десяти семьям российских немцев. Ключи в торжественной обстановке передали семьям Гильц, Гофман, Гесс, Гельвих, Гейнц, Брестер. Судя по списку счастливчиков, носителям немецких фамилий, начинающихся на первые буквы русского алфавита, тогда особенно повезло.

Красный Кут и расположенные почти рядом с ним села были выбраны для строительства жилья для переселенцев неслучайно. Город до 1941 года был центром одноименного кантона в составе Республики немцев Поволжья. После депортации, грустный юбилей которой будет отмечаться в следующем году, немцев практически не осталось. Небольшая часть выселенных смогла вернуться домой только в 1960–1970-х. Собственное жилье им никто не вернул, в нем уже жили эвакуированные во время войны белорусы, русские и украинцы. Немцам пришлось строиться на новом месте «с нуля».

В конце 80-х годов прошлого века были надежды на восстановление немецкой автономии, перечеркнутые в связи с протестами местного населения. Позже немцы стали активно уезжать на постоянное место жительства в Германию. Но многие остались. Более того, кое-кто из выехавших вернулся в Россию через несколько лет. Еще больше тех, которые приехали из ближнего зарубежья и осели, наверное, теперь уже навсегда.

«Сам себе хозяин»

Виталий Брестер получил квартиру в Красном Куте 9 лет назад. Он стал героем уже упомянутой публикации в «МНГ» в 2011-м. «В начале нулевых годов я уехал в Германию. Получил там профессию строителя и работал около 10 лет сначала в федеральной земле Тюрингия, потом в Баден-Вюртемберге. Когда уезжал из России, хотелось попробовать себя, начать жизнь на новом месте. Позже понял, что хорошо там, где нас нет», – вспоминает Виталий.

В Германии он с семьей снимал жилье. Когда узнал, что есть возможность получить квартиру в Красном Куте, в трех часах езды от Саратова, вернулся. Подал документы и через несколько месяцев получил жилье в центре города. Оно и сейчас есть. Но главный аргумент для его возвращения – желание заняться бизнесом. В Германии вести его было непросто, особенно, когда начинаешь с чистого листа.

Сейчас Брестер живет в селе Первомайское, это бывшая немецкая колония Гуссенбах. У него фермерское хозяйство, 100 га земли, есть перспектива для дальнейшего развития. Дети имеют возможность учить немецкий язык в школе и дополнительно занимаются с отцом.

«Не жалею, что вернулся. У меня такой характер, что если я ставлю цель, то иду к ее осуществлению. Скучаю по отцу, по старшему сыну, которые живут в Германии. В этой стране осталось много друзей и знакомых. Но здесь я сам себе хозяин», – говорит Брестер.

Виталий Брестер вернулся в Россию / Олег Винс

Второй герой статьи в «МНГ» девятилетней давности Иосиф Фуст не уехал из России. Он получил квартиру в одном доме с Брестером. Только жилье ему пришлось приватизировать и практически сразу продать. По его словам, квартира нуждалась в ремонте, а средств на это не было. Кроме того, он и его супруга имели на тот момент стабильную работу в поселке Степное, районном центре Советского района, поэтому продажа стала вполне логичным решением. Семья до сих пор живет в том же месте. Фуст готов был уехать в Германию, но есть проблемы с немецким языком.

Работы нет

Виктор и Светлана Штеле приехали из Киргизии в 1993 году в село Логиновку, расположенную в 10 минутах езды на автобусе от Красного Кута.

«Сначала жили в вагончике. Когда стали строить жилье для переселенцев по федеральной программе, получили большой дом, 100 м². Со временем его приватизировали. Первоначально рассчитывали, что мы заселимся, потом здесь построят пекарню, швейный, колбасный, макаронный цеха. Ничего так и не построили, работать негде, – рассказывают Штеле. – Но срываться на новое место не собираемся, будем жить здесь. Один раз уже пришлось начинать с чистого листа, второй раз – тяжело».

Штеле приехали из Киргизии и получили дом / Олег Винс

В населенном пункте есть почта, школа и детсад, и даже фельдшерско-акушерский пункт, но нет медика. В местной школе детей учат немецкому языку – один час в неделю в 9 классе. Прощаясь, Виктор Штеле показал улицу, на которой жили десять немецких семей. Все они уехали в Германию.

Глава Логиновского муниципального округа Юрий Вебер пояснил, что в четырех населенных пунктах округа живет 57 этнических немцев при численности населения 2000 человек. По его подсчетам около 50 человек за последние годы уехали в Германию.

Немецкие дома

В Красном Куте есть два десятка немецких домов, построенных по федеральным программам. Это аккуратные двухэтажные строения на 18 квартир с ухоженными придомовыми территориями. Есть все удобства, в том числе и газ. Автор побывал в гостях у соседей по дому номер 1 по проезду Нефтяников.

Алексей и Наталья Ларон переехали в Россию из Казахстана в 2003 году. Первоначально они оформляли документы на выезд в Германию. Когда пришел вызов, они уже получили квартиру в Красном Куте.

«Мы подумали и решили остаться в России. Самое главное – крыша над головой есть и работа. Трем нашим дочерям тоже дали квартиры. Теперь живем все вместе в Красном Куте. Только четвертая дочь уехала в Москву», – говорит Наталья.

У семьи Ларон есть документы, свидетельствующие о трагической судьбе российских немцев. Так, дед Рафаил Андреевич был расстрелян в 1938 году в Воронеже за участие в так называемой «немецкой фашистской повстанческой организации», а впоследствии реабилитирован. Другие родственники были депортированы в Казахстан из-под Одессы в 1941 году.

Соседка Ларонов Лидия Кренц рассказала, что ее мама Лидия Альбертовна и папа Яков Иванович по национальности российские немцы. «В Красный Кут я приехала из Казахстана вместе с мужем и двумя сыновьями. Сначала жили в доме, оставленном братом, потом получили квартиру. Все мои родные – четыре брата и сестра – живут в настоящее время в Германии», – пояснила она.
По ее словам, в 1998 году она собирала документы на выезд, но не прошла языковой тест. Ее родители с детьми дома на немецком языке не разговаривали. Говорит, в те годы власти настоятельно советовали общаться в семье на русском.

Между тем сын Лидии Сергей Кренц и его жена Наталья получить квартиру не успели, поскольку программа завершилась и жилье строить перестали. Теперь молодая семья живет в квартире вместе с матерью. «Хотелось бы, чтобы жилье для немцев снова начали строить, надеемся на это», – говорит Наталья Кренц.

Олег Винс

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)