Цвет и музыка

Святослава Рихтера, 100-летие которого отмечается 20 марта, часто сравнивают с мастерами эпохи Ренессанса – таким многосторонним был его творческий гений. Великий пианист, непревзойденный интерпретатор, глубокий музыкант, композитор, художник. Рихтер был человеком широких интеллектуальных взглядов и интересов: его привлекали живопись, театр, кино, литература, наука.

На выставке «Святослав Рихтер. От первого лица» / РИА Новости

 

Иван Гостев

К юбилею музыканта Государственный музей изобразительных искусств (ГМИИ) им. А.С. Пушкина подготовил выставку «Святослав Рихтер. От первого лица» – более шестидесяти произведений живописи и графики, редкие фотографии, ноты, афиши, никогда ранее не публиковавшиеся архивные документы. Многие картины и рисунки из коллекции Рихтера – подарки друзей и почитателей, среди которых Пабло Пикассо, Оскар Кокошка, Ренато Гуттузо.

«МНГ» приводит три взгляда на Святослава Рихтера. Эти впечатления субъективные, но ценные, так как раскрывают сложную и многогранную личность музыканта.

Взгляд первый

В 1937 году Рихтер пришел на прослушивание к профессору Московской консерватории Генриху Нейгаузу. Вот как описывал этот эпизод Нейгауз: «Студенты попросили прослушать молодого человека из Одессы. «Он уже окончил музыкальную школу?» – спросил я. «Нет, он нигде не учился». Ответ этот несколько озадачивал. Человек, не получивший музыкального образования, собирался в консерваторию! Интересно было посмотреть на смельчака. И вот он пришел, положил на клавиши большие мягкие, нервные руки и заиграл. Играл он очень сдержанно. Его исполнение сразу захватило меня каким-то удивительным проникновением в музыку. «По-моему, он гениальный музыкант», – шепнул я своей ученице. С этого дня Святослав Рихтер стал моим учеником».

Как признавался Нейгауз, учить Рихтера было нечему, нужно было только развивать его талант. Профессор очень трепетно относился к своему студенту: помог восстановиться после исключения из консерватории (Рихтер не посещал обязательный курс политических предметов), приютил у себя дома. Великий пианист платил своему учителю взаимностью, всячески продвигая его имя. Он настолько почитал Нейгауза, что отказывался включать в программу Концерт №1 ми минор Шопена, полагая, что не сможет сыграть его лучше своего педагога. Рихтер никогда не участвовал в конкурсах, считая несовместимыми музыку и соревнования. Нарушил он это правило лишь однажды – на Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей, чтобы поддержать реноме своего профессора, и получил первую премию. Рихтер всегда говорил: «В сущности, у меня было три учителя: Нейгауз, папа и Вагнер».

Взгляд второй

С.Т. Рихтер. «Несут аэростат», бумага, пастель, 1945 / ГМИИ им. А.С. Пушкина

Многолетняя дружба Святослава Рихтера с Музеем им. Пушкина началась еще в конце 40-х, когда музыкант впервые выступил здесь, и продолжилась до самой его смерти. Тогда, в 1997-м, в Итальянском дворике музея весь мир прощался с величайшим пианистом XX века. Рихтер завещал ГМИИ собрание картин (в том числе своих), афиши концертов, редкие ноты, награды, которые и сейчас хранятся в отделе личных коллекций.

Рихтер никогда не разделял музыку и театр, литературу и живопись, считая искусство единым. Одно из его серьезных увлечений – графика. Он собирал картины художников-современников: Фалька, Шухаева, Трояновской, устраивал в своей квартире выставки друзей, сам писал пастелью. Многие его работы высоко ценятся экспертами.

Один из главных совместных проектов пианиста с музеем – Международный музыкальный фестиваль «Декабрьские вечера», основанный в 1981 году, в рамках которого он выступал с Мстиславом Ростроповичем, Мартой Аргерих, Мишей Майским, Юрием Башметом… Рихтер говорил: «Теперь у меня в Москве есть второй дом и свой месяц – декабрь».

В 2015 году «Декабрьским вечерам» исполняется 35 лет, с 1998-го они носят его имя. Фестиваль возник по инициативе музыканта и Ирины Антоновой. У автора концепции выставки «Святослав Рихтер. От первого лица», президента ГМИИ им. А.С. Пушкина Ирины Антоновой день рождения тоже 20 марта. «Он долго не знал, что у меня день рождения в тот же день, очень удивился потом, – сказала она «МНГ». – Рихтер был необычным человеком, полностью увлеченным своим делом, очень эмоциональным. Даже его речь была необычной: певучей, музыкальной. Такой проект как «Декабрьские вечера» попросту невозможно сделать без взаимопонимания. Рихтер хорошо чувствовал живопись, сам писал картины, многие из которых можно посмотреть на нашей выставке. Мои музыкальные пристрастия довольно широкие, мама окончила Харьковскую консерваторию, и я с детства ходила на концерты. Я, как и Святослав Теофилович, очень люблю Вагнера, мы несколько раз собирались вместе, слушали оперы».

«Декабрьские вечера» – один из самых ярких и востребованных фестивалей. На вопрос, в чем секрет популярности, Антонова отвечает так: «Главная идея «Декабрьских вечеров» – в созвучии пластических и музыкальных искусств. Я была в большинстве крупных музеев мира, нигде нет такого проекта. Каждый раз мы выбираем тему фестиваля, продумываем связи между музыкальной программой и материалом пластических искусств – графики, живописи, скульптуры. У нас выступает много талантливых музыкантов. Конечно, сейчас нет фигуры такого масштаба, как Рихтер…»

Взгляд третий

Лето 2007-го. Только что отгремел конкурс Чайковского, и по радио шла передача, посвященная его итогам. Человек по фамилии Борисов объявил викторину: надо было назвать всех иностранных победителей конкурса. В качестве приза – пластинка с записями Рихтера. Я не знал, кто такой Борисов, но мне нужна была эта пластинка – разучивал тогда сонату Шуберта. Позвонил на радио, выпалил все фамилии победителей, а через несколько дней мы с Юрием встретились – надо было получить приз. Так началось наше общение…

О Рихтере написано множество книг, но, пожалуй, самая пронзительная, – «По направлению к Рихтеру». Она очень личная. В ней рассказывается о дружбе двух людей, которых разделяли возраст, жизненный опыт, но объединяло беззаветное служение искусству. Юрий Борисов, сын актера Олега Борисова, режиссер (одна из его известных постановок – балет «Золушка» в Большом театре), познакомился с Рихтером в 23 года. Он написал ему письмо с приглашением сыграть в дипломном спектакле оперу Бриттена для рояля. И Рихтер пришел! С этого момента началась их дружба. Борисов с большим почитанием и уважением отзывался о Рихтере. Он восхищался эрудированностью и образованностью великого музыканта, а также его человеческими качествами. Рихтер всегда старался помочь людям, особенно если дело касалось творчества. Он отвечал на письма совершенно незнакомых музыкантов, советовал, как играть трудные места, «указывал пальцы». Рихтер всегда хотел приобщить к искусству, которое он ценил и понимал, разных людей. Они с Борисовым говорили о музыке, литературе, живописи, обсуждали творческие впечатления. «Я хотел бы иметь свой знак, чтобы по нему меня узнавали, – как-то сказал Рихтер. – Но что это за знак? Соединение всех искусств, которые придумал Бог».

 

 

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *