Смелая идея

26 сентября 2000 года жители поселка Нойдорф-Стрельна под Санкт-Петербургом отметили его первый день рождения. О своем переезде в только что отстроенное для немцев поселение, о том, как обживались на новом месте и чем сегодня живет Нойдорф, рассказал его житель Лев Берг для группы «5 веков истории Стрельны» в сети «ВКонтакте». С разрешения автора «МНГ» публикует выдержки из воспоминаний.

Нойдорф напоминает элитный коттеджный поселок / Из личного архива Льва Берга

История моей жизни в Стрельне началась в январе 2000 года. До этого мы были вполне благополучными гражданами Республики Казахстан, как и многие жители поселка Нойдорф. Я работал начальником производственно-измерительной лаборатории связи «КазТрансОил», был депутатом областного маслихата (совета), супруга – начальником конструкторского отдела завода «Актюбрентген», дочь училась в школе, а сын оканчивал Санкт-Петербургский инженерно-экономический. Материально обеспечены: квартира, машина, дача. Но… развалился Советский Союз, и в Казахстане стал расти казахский национализм. Наш Актюбинск (сейчас – г. Актобе) не стал исключением Не видя перспектив жизни в Казахстане, русские любыми способами выезжали в Россию. Люди других национальностей тоже использовали возможности бежать из страны. Мы стали подумывать, как следом за всеми нашими родственниками двинуть на ПМЖ в Германию.

 В 1996 году в местной газете «Путь к коммунизму» появилась рекламная статья о проекте возрождения немецкого поселения под Санкт-Петербургом. Описание было просто фантастическим! Компактный немецкий поселок на 196 домов, с кирхой, магазином, начальной школой, и главное – с рабочими местами. Заманчивые условия жизни, приближенные к германским.

 Мои родители сразу же отправили заявление по указанному адресу, вспомнив, что какие-то предки жили в Петербурге. Сын после получения диплома хотел остаться в Питере. Да и мы с супругой шесть лет жили в Ленинграде во время учебы в ЛЭТИ (Ленинградский электротехнический институт. – Ред.). Грех было не использовать такую возможность и начать жизнь сначала! Тем более что в Германии отношение к новым переселенцам из бывшего СССР во второй половине 1990-х ухудшилось по сравнению с первыми волнами мигрантов.

Прошло два года, и в ответ на заявление нам прислали приглашение в Кустанай на собеседование. Я ездил туда как представитель семьи. Там рассказали о прекрасных условиях жизни и работы в будущем образцовом поселении под Санкт-Петербургом, но предупредили, что желающих много, поэтому жесткий отбор пройдут только самые достойные. Критериев было несколько: у заявителя должна быть немецкая национальность, документ о реабилитации, востребованная профессия, не скандальный характер, не менее двух детей в семье и еще ряд других. Одним из условий ставился отказ от намерения выехать в Германию.

Мы не особенно надеялись, но 31 декабря 1999 года, когда мы уже сидели за новогодним столом, раздался телефонный звонок. Работник Агентства территориального развития «Нойдорф-Стрельна» (АТР) поздравил нас с Новым годом и сообщил: «Вы прошли отбор, и вашей семье выделен дом в образцовом поселении российских немцев. Срочно увольняйтесь, распродавайте недвижимость и приезжайте! Вопросы оформления и трудоустройства решим на месте».

Это была неожиданная и потрясающая новость! Сразу позвонили сыну в Питер, в институтское общежитие, и попросили съездить в Стрельну и убедиться, что это не шутка. Вечером 1 января он взволнованно сообщил: «Мама, папа, у меня уже ключи от дома! Срочно готовьтесь к отъезду!» Отец, к сожалению, не дожил до этого радостного события.

Лев Берг во дворе своего дома в Нойдорфе

 Впоследствии я узнал, что заявления прислали более 3 тыс. семей из разных уголков России и бывших союзных республик. Из запланированных 196 домов построили только 38 и проект закрыли. Поэтому в Нойдорф могли принять только 50 семей. Конкурс почти 60 заявителей на один дом! Сегодня на части территории, рассчитанной на немецкий поселок, разместились предприятия особой экономической зоны. Сборы были недолгими. Я приехал с матерью в конце января, жена с дочкой – в апреле, так как дочери нужно было закончить учебу в музыкальной и обычной школе. С трудом распродали имущество, практически за бесценок, ведь уезжали многие, некоторые даже просто бросали свои дома и квартиры. Наши сбережения пропали еще раньше – в момент введения казахских тенге.

С более чем скромным капиталом прибыли в Стрельну и начали обустраиваться на новом месте. Как и у всех прибывающих, у нас была эйфория, хотелось быстрее начать работать, наладить быт. Оптимизма прибавляло то, что приглашали нас от имени правительства Российской Федерации. Мы подписали договор на переселение и получили небольшую компенсацию расходов на перевозку личных вещей и билеты. Потом заключили с АТР договор аренды на дом. Neudorf переводится с немецкого как новая деревня. А все новое не бывает без проблем. Получилось не так просто и красиво, как нам обещали. Построить дома и пригласить людей – это полдела. Масса вопросов оказалась непродуманной и нерешенной. Трудоустройство, пенсии, регистрация, водительские права, оформление машин, лечение – первые проблемы. С казахским гражданством и временной регистрацией на легальную работу по специальности не брали, пенсионерам пенсию не выплачивали, медицинская помощь только платная. Впрочем, гражданство оформили быстро: в сентябре 2000 года все переселенцы общим количеством около трехсот человек получили российские паспорта. Пенсию маме стали выдавать через год, после пересчета с казахских тенге на рубли.

Насчет работы сказали: «Ищите сами». Правда, были организованы курсы обучения бухучету и еще какие-то, человек 30 с поселка их прошли. Единственное предприятие, которое согласилось нас взять на работу без прописки – частная строительная фирма в Стрельне «Демократ». Зарплата белая пополам с черной, не регулярно, но по 3 тыс. рублей мы с женой все-таки получали. Я там работал рядовым электриком, потом инженером по охране труда, потом инженером по оборудованию, заместителем главного инженера. Супруга переквалифицировалась на «Демократе» в проектировщика строительных конструкций. Сын окончил вуз, устроился на работу, женился, снял квартиру в городе и стал жить самостоятельно. Дочка пошла в 8-й класс.

Вместе с домом нам достался земельный участок в 6 соток, на котором валялись строительные материалы. Плодородный слой был снят. Пришлось убирать мусор, завозить чернозем, песок, торф.

Сейчас думаю – откуда силы брались и дом в порядок привести (устранить массу недоделок), и придомовой участок окультурить. Но на следующий год поселок было не узнать. Перед домами цветники, ухоженные газоны, в огородах небывалые урожаи корнеплодов. Прижились молодые яблоньки и груши. Я посадил перед окнами виноградную лозу, привезенную из Казахстана. Местные стрельнинцы часто прогуливались по тротуарам Нойдорфа и восхищались, как все продуманно, аккуратно сделано. «Чисто по-немецки»! Поселок был на виду, о нас писали в газетах, показывали по телевизору, журналисты приезжали со всей страны и из Германии. В 2000- м году мы отправили письмо в то время исполняющему обязанности президента Российской Федерации В.В. Путину с приглашением посетить Нойдорф. Еще в начале 90-х, работая в команде Собчака, он был одним из инициаторов проекта строительства поселка в Стрельне. Ответ пришел быстро.

Пожелания президента

В апреле 2000 года тогда еще исполняющий обязанности президента РФ Владимир Путин ответил на приглашение нойдорфцев приехать к ним в гости. «Я с теплым чувством вспоминаю, как пробивала себе дорогу в жизнь смелая идея возродить немецкое поселение в городской черте Санкт-Петербурга. Рад, что проект успешно реализован, и 50 семей российских немцев обрели комфортабельное жилье, – писал в ответ на приглашение Владимир Путин. – Только совместными усилиями мы сможем создать всем российским гражданам новое достойное качество жизни. Тогда замечательный поселок „Нойдорф“ будет развиваться, богатеть и крепнуть вместе со всей нашей многонациональной Россией».

Поселок развивается. Спустя годы решился вопрос передачи его жителям в собственность домов и участков. У переселенцев подрастают уже внуки и правнуки. Однако нойдорфцам остро не хватает центра встреч. Они давно просят построить на месте заброшенной водонасосной станции спортивно-культурный центр, мечтают создать небольшой музей по истории российских немцев.

Первый совместный праздник мы провели в день рождения поселка 26 сентября 2000 года. Это было интересно и весело! Разыграли сценку из немецкой истории: с окраины по центральной улице двигалось шествие, как бы первые переселенцы прибыли в поселок. Во главе колонны – лошадь, украшенная лентами и цветными шарами, везла телегу с детьми, а за ней двигались нарядные жители, играл гармонист. Остановились в центре поселка, выступили с небольшим концертом. На столах были разложены первые плоды и овощи, выращенные в Нойдорфе…

Подготовила Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)