Премиальный фон

Этой весной две немецкие премии ушли в Россию, а одна осталась в Германии, но ее обладательница – родом из нашей страны. «МНГ» представляет лауреатов этих премий, а также тех, в честь кого награды названы.

Спектакль «Цемент» с Валери Чеплановой показали на фестивале «Театральные встречи» / Armin Smailovic

Юлия Ларина

Премия имени Альфреда Керра

В мае премию Альфреда Керра (Alfred-Kerr-Darstellerpreises) в размере 5 000 евро получила Валери Чепланова. Награждена она за роль Нюрки в спектакле по произведению, которое вряд ли сегодня поставили бы на российской сцене, – по производственному роману советского писателя Федора Гладкова «Цемент».

Премия Альфреда Керра вручается молодым талантливым актерам в рамках берлинского фестиваля «Театральные встречи». Альфред Керр был писателем и театральным критиком, до прихода Гитлера к власти публиковался в различных немецких газетах, а в 1933-м из-за своего еврейского происхождения вынужден был эмигрировать и вернулся в страну только после войны.

«…Я с радостью вручаю премию Валери Чеплановой, – сказала немецкая актриса Эдит Клевер на церемонии награждения. – Как только она появилась на сцене в этом спектакле, она меня завоевала. Мне все понравилось в ней. Ее твердые и в то же время легкие шаги, ее пение, ее темперамент, ее юмор – все меня заворожило, а также русское звучание ее речи и русская песня, увлекающая за собой».

Валери Чепланова родилась в 1980 году в России, в восемь лет переехала в Германию, актерское образование получила в Берлине. Играла сначала в столице в Немецком театре, затем в одном из театров Франкфурта. В прошлом году состоялся ее дебют в мюнхенском Рези­­­­ден­ц­­театре в спектакле «Цемент». Это последняя работа режиссера Димитра Гочева, ушедшего из жизни в 2013-м.

В интервью Deutsche Welle актриса заметила: «Думаю, во многом я русская. Мне Кирилл Петренко (австрийский дирижер. – Ред.) как-то сказал после спектакля: «О! Вы играете по-русски по-немецки». То есть играю, как русская актриса, но говорю по-немецки. Так оно и есть». На русской сцене Чепланова никогда не играла, но хотела бы.

Премия Фридриха Йозефа Гааза

По-русски эта премия должна, наверное, называться имени Федора Петровича Гааза. Именно так звали в России врача немецкого происхождения Фридриха Йозефа Гааза, жившего в Москве в XIX веке и известного как святой доктор. Будучи главным врачом московских тюрем, он всеми силами пытался улучшить условия содержания заключенных.

На вручение премии Германо-Российского форума: Маттиас Платцек, Елена Немировская и Бернхард Ройтерсберг / KD Busch

Премией Фридриха Йозефа Гааза (Dr. Friedrich Joseph Haass-Preis) Германо-Российский форум награждает таких же активных и самоотверженных людей. В этом году премию получила Елена Немировская, основательница Московской школы политических исследований (с августа 2013 года – Московская школа гражданского просвещения) за активную работу по поддержанию демократической дискуссионной культуры в России, развитие гражданского общества и вклад в культурный диалог и взаимопонимание между народами.

Школа создана более 20 лет назад при поддержке Совета Европы. За эти годы в ее семинарах приняли участие свыше 20 тысяч человек. На вручении награды речь произносил министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Он говорил о сложной политической ситуации и заметил, что именно в такие трудные времена, как сейчас, нужны активные люди.

Премия Карла фон Осецкого

Немецкий пацифист Карл фон Осецкий тоже был лауреатом – Нобелевской премии мира за 1935 год. Узник концлагеря, он умер в 1938-м от болезней. Премия его имени (10 тысяч евро) вручается городом Ольденбургом раз в два года на протяжении двадцати лет. Премию Карла фон Осецкого (Carl-von-Ossietzky-Preis) в области современной истории и политики за 2014 год получила германист, журналист, правозащитник и историк, руководитель образовательных программ Международного Мемориала Ирина Щербакова. Это не первая ее награда, полученная в Германии. Она обладатель премии немецких католиков (за радиопередачу о судьбе Александра Меня) и Креста за заслуги перед Федеративной Республикой Германией.

Ирина Щербакова изучает трудную историю России / Из личного архива

– Премия фон Осецкого для меня большая честь, – сказала Ирина Щербакова «МНГ». – Это важно для меня еще и потому, что я много занималась литературой и прессой Веймарской республики, в которой была велика роль фон Осецкого.

Жюри отметило многолетний вклад Щербаковой в изучение трудной и противоречивой истории России XX века, а также усилия, направленные на развитие взаимопонимания между Россией и Германией. Отмечается и важность ее общественной деятельности, связанной с переосмыслением индивидуального опыта пострадавших от тоталитаризма (заметим, что она с конца 70-х занималась сбором воспоминаний бывших узников ГУЛАГа) и защитой прав человека в России.

Ирина Щербакова среди прочего является также руководителем проекта «Мемориала» Всероссийский ежегодный исторический конкурс для старшеклассников «Человек в истории. Россия – ХХ век».

– Каждый год есть работы, посвященные судьбе российских немцев, – говорит она. – В большинстве своем это, конечно, очень трагические истории, поскольку речь идет о XX веке. Они связаны с раскулачиванием, депортацией, трудармией. Мы их публикуем в ежегодных сборниках. Эти работы можно найти на нашем сайте «Уроки истории» (www.urokiistorii.ru). Несколько лет назад мы вместе с немецким фондом Кёрбера издали сборник, в котором российские школьники писали о судьбах немцев в России, а немецкие наоборот (Unruhige Zeiten. Lebensgeschichten aus Russland und Deutschland, Körber-Stiftung).

Сравнение – не уравнивание

«МНГ» публикует цитаты из ответной речи Ирины Щербаковой на вручении премии фон Осецкого:

«Имя Карла фон Осецкого – такой яркий символ политической решимости, упорства и мужества, что я, получая эту премию, чувствую некоторую неловкость. Особенно, с учетом той человеческой цены, которую Карл фон Осецкий заплатил за свою деятельность и свои политические убеждения. И как иначе можно чувствовать себя в сегодняшней России, когда волны национализма и отказа от демократии и свободы так накатывают, что задаешься вопросом, неужели все, на что надеялись, для чего работали, бессмысленно?

Часто повторяют, что исторические сравнения несостоятельны, ненаучны и в большинстве своем неверны. Но при этом забывают, что сравнение – это не уравнивание (недавно Государственная дума приняла закон, по которому даже упоминание определенных исторических параллелей может стать подсудным делом). Но какие еще инструменты есть у историка, особенно когда в общественной дискуссии всплывают понятия  времен холодной войны: «осажденная крепость», «железный занавес», или времен большого террора: «пятая колонна», «иностранные агенты», «национал-предатели»? Понятия, по которым видно, как клише из прошлого вновь находят применение – с целью пропаганды и для внедрения новой государственной идеологии. Именно поэтому нельзя не размышлять о том, какие аналоги и примеры предлагает нам прошлое.

…Решение избрать консервативный путь «закручивания гаек» (термин сталинских времен, который вдруг снова стал употребляться), преследование участников протестных акций, закон против так называемых иностранных агентов, сильные ограничения свободы прессы и, наконец, возрождение имперского синдрома в очень опасной и агрессивной форме привели к глубокому разделению общества на современную, образованную и демократически настроенную часть и на традиционалистские, консервативные и пассивные силы, которые сегодня заражены национализмом. Первая часть, к сожалению, кажется значительно меньшей и более слабой – и снова ощущает себя захваченной вечной спиралью истории».

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

3 комментария “Премиальный фон”
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *