Памяти своих героев

День Победы российские немцы в Германии встречают действительно «со слезами на глазах». 9 мая одни с комом в горле смотрят по телевизору московский парад, другие перебирают фотографии своих бабушек и дедушек, умиравших в годы войны от голода и непосильных условий в трудовых лагерях. Редакторы «МНГ» выслушали несколько мнений и поняли: этот день не оставляет равнодушным никого.

В 2019 году шествие «Бессмертного полка» в Берлине стартовало от Бранденбургских ворот. В этом году оно отменяется из-за мер по борьбе с коронавирусом / Алексей Витвицкий / РИА Новости

Ольга-Мария Классен (Мюнстер), художница

Есть в городе Мюнстере старое, ухоженное кладбище, где захоронены военнопленные одного из самых больших лагерей Северо-Западной Германии – «Хаус Шпиталь». В народе его называют «Русским кладбищем». В начале XX века оно было интернациональным. Затем останки французов, бельгийцев и англичан перезахоронили в родных странах. Сегодня здесь покоятся более тысячи русских солдат времен Первой и Второй мировых войн.

Уже открыв столетние железные скрипучие ворота, попадаешь в какую-то другую реальность, где в тени деревьев молчаливо стоят сотни серых, тусклых надгробных камней, сквозь которые лениво пробивается зеленый мох. На них в преобладающем большинстве надпись: «Неизвестный русский солдат». Это невольно заставляет задуматься, сколько разбитых судеб молодых людей, которые мечтали вернуться на Родину, увидеть близких, а вместо этого остались навечно лежать в чужой земле. Некоторые, как Сергей Попилов, не дотянули всего несколько дней до Победы…

Именно сюда спешу я каждый год 9 мая возложить красные розы к мемориалу, созданному французским скульптором Бруке, и почтить минутой молчания память русских героев. В этот день хочется подольше побыть здесь, посидеть в тишине на лавочке и подумать обо всех, кто не дожил до Победы. Мне вспоминаются школьные годы, когда мы с одноклассниками на параде дарили красные гвоздики ветеранам войны, а вечером с нетерпением ждали традиционного салюта в городском парке. Это был всегда какой-то особенный день, пропитанный радостью бытия в мирной стране и гордостью за всех, кто защищал на фронтах нашу Родину и выживал в тылу. Яркие впечатления остались от посещения Мамаева кургана в Волгограде. Вспоминаются слова песни Давида Тухманова «Этот День Победы…». А здесь, в Германии, этот день стал для немцев забытым, почти никого не интересующим прошлым.

Для переселенцев из России это по-прежнему важный день. Большинство из них спешат после работы домой, чтобы посмотреть парад на Красной площади, послушать новости из России и попытаться уловить торжественную атмосферу этого неповторимого праздника. Мне самой хочется каждый год в этот день оказаться на Родине – Северном Урале, помянуть бабушку с дедом, выживших в трудное военное время и окунуться в эту всеобщую радость – радость Победы.

Кладбище «Хаус Шпиталь» в Мюнстере / Ольга-Мария Классен

Артур Розенштерн (Херфорд), поэт

Не секрет, что 9 мая в Германии – не праздник, каким его знают в России. Есть 8 мая, которое отмечается как День освобождения от национал-социализма. Впрочем, он не является праздничным. Так как я переехал в Германию уже будучи взрослым, то, конечно, я знаю о значении 9 мая для жителей России и других постсоветских стран. Должен признаться, что поначалу я любой ценой старался как можно скорее избавиться от всего того, что было связано с СССР. Поэтому постепенно 9 мая потеряло для меня свое значение. Одним словом, этот день мы не отмечаем с гостями и богато накрытым столом. Даже тогда, когда 8 мая выпадает на воскресенье. А ведь жаль. Освобождение Германии от национал-социализма – это хороший повод отпраздновать. Особенно сейчас, в наше время, снова «вышедшее из пазов», когда политические крайности с их «измами» сталкиваются друг с другом и нагнетание страха среди людей за счет меньшинств становится политическим гешефтом, был бы еще один повод отметить этот праздник со смирением и благодарностью. «Никогда больше» – этот призыв не может набить оскомину. Люди склонны забывать свою историю, к сожалению! Тезис, согласно которому история тем или иным образом повторяется, для меня не пустой звук. Из нее каждый должен делать свои выводы.

Ольга Лиценбергер (Нюрнберг), историк

Мое отрицательное отношение к этому празднику обострилось и окончательно сформировалось в 2012–2013 годах. Тогда в России впервые стартовала акция «Бессмертный полк», и моего ребенка попросили принести в школу фотографию прадеда и краткую семейную историю с указанием мест, где наш ветеран воевал, и перечнем наград. Наша история о депортированном прадеде-трудармейце не вписалась в идею общего праздника и учительнице совсем не понравилась. Видимо, не хватало ей в нашей истории патриотизма, наш прадед не мог считаться героем, раз был обвинен в «пособничестве фашизму» и принудительно выслан. С 2013  года и до переезда в Германию мой ребенок ни разу не принимал участия в шествии, организуемом школой, чем постоянно снижал необходимые квоты.

Как этот день может быть праздником для моей семьи, если мой дед бежал в годы войны из трудармии и долгое время скрывался от властей? Если моя бабушка умерла после депортации? Если приемные дети моего деда потеряли своего отца в лагерях системы ГУЛАГа? Если моего отца, родившегося после депортации в Казахстане, дразнили «фашистом», как и тысячи других немецких детей, пока их отцы и матери умирали от непосильного труда в лагерях? Если весь мой народ был обвинен в «диверсии» и «шпионаже»? Если Великая Отечественная война ознаменовалась для российских немцев репрессиями и массовой депортацией? Если политика, проводимая тоталитарным режимом, была направлена на искоренение национальной самобытности? Если система лагерей ГУЛАГа, в которых оказались многие депортированные, стала частью осуществления советской национальной политики?

Что мог ответить мой ребенок учительнице, на вопрос: «А почему твой прадед не воевал?». Она не знала (а может, и не хотела знать), что с сентября 1941 года подавляющее большинство военнослужащих-немцев было изъято из рядов Красной армии. Как и тысячи других россиян, знающих только «свою» историю, она никогда не слышала об Указе Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 года.

Никогда не разделяла восторженного отношения к этому празднику еще и потому, что государство вспоминает о ветеранах только 9 мая. Им не нужны открытки к празднику, им нужна реальная помощь. А не захороненные до сих пор останки советских солдат? А повсеместное и неуместное использование георгиевской ленточки? А билборды в городах страны, на которых по ошибке изображают немецких солдат? А где же память о воинах, погибших в других военных конфликтах? Да, мы должны чтить память 27 млн погибших советских граждан, но отнюдь не путем введения в учебных заведениях обязательной квоты на участие в патриотической акции «Бессмертный полк».

Рудольф Бендер (Ной-Вульмсторф), IT-специалист

День Победы. Что это значит для меня, российского немца, потомка трудармейцев, с честью выдержавших выпавшие на их долю испытания: необоснованные обвинения, нечеловеческие унижения и неимоверные лишения? И, несмотря на это, оставшихся верными своему долгу,
работавших, отдавая все свои силы и даже жизни, в трудармейских лагерях, в горняцких забоях, на соляных копях и озерах. Они работали на Победу. И это было искренне. 9 мая я испытываю те же чувства, что были у моего деда, писателя Доминика Гольмана, когда он в Вятлаге в 1942-м писал эти строки:

В дни унынья и рабочих буден,
В дни дождя, тумана и тоски
Вновь приходит в мою келью
муза,
как в былые, радостные дни.

Не на легких, лучезарных крыльях,
Не порхая счастья мотыльком.
Ты приходишь девой строгой,
сильной,
Опоясана, как Марс, мечом.

И ведешь моим пером сурово,
И диктуешь рифмы, как гранит.
Голос твой – не колокольчик
звонкий,
Он как пушек грозных залп звучит.

Он велит мне пламенной
любовью
Петь советский край родимый мой,
Чтобы в жилах кровь вскипала
дробью,
Бушевала, как в морях прибой.

Ты велишь будить в людях отвагу,
Благородным гневом запылать.
Чтобы на пути фашистской злой
оравы
Неприступною стеною стать.

Муза, ты подруга боевая!
Дай же силу рифмам и словам, Чтоб любовью к Родине пылая,
Пел я ненависть кипучую
к врагам.

 

Мнения собрали Ольга Силантьева и Тино Кюнцель

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)