Не титульные нации

В середине мая в городе Комотини прошел 60-й конгресс Федералистского союза европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ) c участием делегации российских немцев. На конгресс съехались представители как народов, живущих за пределами своего национального государства, так и тех, у кого такого государства нет.

Турецкая деревня Kirköy (Kirno) встречает участников конгресса / Юлия Ларина

Юлия Ларина

Войны, межнациональные конфликты, перенос границ, геноцид и изгнание приводят к тому, что многие люди живут не в той стране, где родились сами или их предки. Публицист из Зальцбурга Карл-Маркус Гаусс в своей книге «Рассеянные по миру немцы» пишет, что национальность может быть травмой.

Эта формула годится в отношении народов, подвергавшихся преследованию в прежние годы или притесняемых сейчас. Но вопреки давлению со стороны большинства, ассимиляции и культурному нивелированию они продолжают ощущать принадлежность к своей нации. Такие народы объединяет ФСЕНМ – крупнейшая конфедерация национальных меньшинств (народностей) Европы, в которую входит почти сотня организаций из трех десятков стран. Основанная в Париже в 1949-м, она представляет интересы меньшинств на разных уровнях, в том числе и европейском, и защищает их права. Ежегодно ФСЕНМ проводит конгресс национальных меньшинств Европы. Прошедший в мае в греческом Комотини (Западная Фракия) собрал более 150 участников из 20 стран.

Мария-Луиза Вайссер, представитель народа фризы численностью 160 тысяч человек, из своей деревни Борделюм (300 жителей) на Севере Германии ездит на конгрессы ФСЕНМ с 1992 года. Причем последние десять лет уже не как делегат, а за свой счет. «Меня восхищает идея, – говорит она. – Конфликтующие народы могут здесь спокойно обменяться мнениями. Эта идея способствует миру».

На конгрессе в Комотини обсуждались сложные ситуации в нескольких странах. Венгры Румынии, при коммунистическом режиме подвергавшиеся притеснениям, до сих пор ощущают дискриминацию. Бретонцы во Франции должны будут смириться с разделением своей родины на два региона. Проживающие в ряде государств на Балканах арумыны озабочены тем, что как народ находятся под угрозой исчезновения. Но было два конфликта, которым уделили особое внимание: сложностям в отношениях Греции и западнофракийских турок и кризису на Украине.

В начале 20-х более миллиона греков были изгнаны из Турции в Грецию и более полумиллиона турок – в обратном направлении. Права 150 тысяч турок Западной Фракии были в 1923 году гарантированы Лозаннским мирным договором. Но Греция признает западнофракийских турок не как турецкое, то есть национальное меньшинство, а как мусульманское, то есть религиозное. Местное население считает себя турками, но не может использовать слово «турецкий» в названиях своих объединений. И еще действует запрет правительства на выборы турками муфтиев – они назначаются государством, а избранные не признаются им.

На открытии конгресса президент ФСЕНМ Ханс Хайнрих Хансен (Союз немцев Северного Шлезвига) в своей речи затронул и украинский кризис: «С началом конфликта между Востоком и Западом Украины, аннексией Крыма и войной в Донбассе защита меньшинства используется как обоснование военного участия. Год назад, еще до военного конфликта, я встречался в Киеве с представителями различных меньшинств. Мое впечатление тогда было: у них нет проблем ни с государством, ни между собой. С началом войны ситуация изменилась. Сегодня люди скрывают свою русскую идентичность. Царит страх и неуверенность».

Участники дискуссии о ситуации на Украине / Юлия Ларина

Конфликту на Украине было посвящено отдельное заседание, которое вела вице-президент ФСЕНМ, первый заместитель Международного союза немецкой культуры Ольга Мартенс. Участник дискуссии из Украины Геннадий Друзенко, правительственный уполномоченный по вопросам этнонациональной политики, заметил: «К сожалению, в Европе часто неверно понимают сущность конфликта.  Там есть искушение сравнивать конфликт на Востоке Украины с югославским или традиционными конфликтами, которые случались в истории (немцы воевали с французами, католики с протестантами…). Но в Украине все и проще, и сложнее. На Майдане стояли люди разных национальностей, и война на Востоке страны фактически сняла то разделение, которое существовало последние 10 лет: украиноязычные и русскоязычные, православные Московского патриархата, Киевского и католики. Людей разделяет не это, а базовые ценности. На Востоке кумир – Путин, образец – Советской Союз. По другую же сторону конфликта никто не боготворит власть, все знают о коррупции, неэффективности. И в то же время люди платят своими жизнями за отстаивание пространства свободы, в котором есть право не любить своего президента, критиковать свое правительство». По словам Друзенко, ложная ностальгия по СССР возникает на Востоке из-за того, что всесоюзная здравница Крым и Донбасс, добывающий уголь, были тогда привилегированными регионами, получавшими дополнительные средства. «Шахтер зарабатывал не столько, сколько стоил уголь, а сколько присылали из Москвы, – говорит он. – Когда перешли на рыночную экономику, такие суммы платить стало нерационально. И возникло убеждение: достаточно отделиться от Украины, и вернется Советский Союз. Но в Крым Советский Союз не вернулся, а в Донбассе стало еще хуже».

Другой участник дискуссии, Ласло Брензович, представитель украинских венгров, заметил: «Беда национальных меньшинств в том, что принятые законы не выполняются и не финансируются. Закон об основах государственной языковой политики на Украине в отношении венгров не исполнялся (говорили, что он принят для русских). Потом тот же парламент другим законом этот закон отменил. Была реакция национальных меньшинств, особенно на Востоке Украины, подогретая российской пропагандой. Но закон не был подписан президентом и не действует».

Ольга Мартенс обратилась к участникам дискуссии с вопросом, перепадает ли национальным меньшинствам на Украине что-то из средств, выделяемых Европой: «Более 30 государств, фондов и организаций поддерживают развитие гражданского общества на Украине и направляют на эти цели средства неправительственным организациям. Одна только маленькая Эстония в прошлом году выделила свыше миллиона евро. 19 процентов поддержки, идущей из Европы, приходится на Германию». Анатолий Фетеску, представлявший молдаван Украины, ответил: «Нас вниманием не обделяют. Приезжают эксперты, проводят круглые столы. Но деньги тратятся на разговоры, а не на реализацию проектов».

В ходе дискуссии прозвучало мнение, что в налаживании диалога на Украине логично было бы задействовать ФСЕНМ с его большим опытом. Один из примеров успешного решения конфликтной ситуации – датско-немецкая приграничная зона. В этом году как раз исполнилось 60 лет Копенгагенско-боннским декларациям. ФРГ хотела стать членом НАТО, для чего нужно было согласие Дании, которая готова была его дать только при условии решения проблем датского меньшинства в Германии. Соглашение, подписанное в марте 1955 года, стало стимулом для мирного развития отношений между меньшинством и большинством. И сейчас они – образец для подражания.

ФСЕНМ предложил представителям НКО, общественных структур Украины и России в июне обсудить ситуацию. Задача – поддержать диалог.

Диалог как средство решения конфликтов будет востребован и в дальнейшем: население Земли по разным причинам перемешивается, и меньшинств на нашей планете станет еще больше.

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *