Из тени и света

В 177-страничном коалиционном договоре нового федерального правительства Германии не нашлось места фразе о том, что ФРГ ценит роль самоорганизаций немцев, проживающих за рубежом, а также их культурное наследие и продолжит оказывать им поддержку. Что это означает для немцев России?

Бернд Фабрициус (второй слева) и Кристоф Бергнер (третий слева)
на мероприятии «МНГ» в 2018 году в Берлине / Юлианна Мартенс


«Мы признаем свою историческую ответственность за тех людей, которые, будучи немцами, страдали от последствий Второй мировой войны, оказавшись в Восточной и Центральной Европе, равно как на территории Советского Союза, за тех, кто желает остаться в своем сегодняшнем отечестве, и за тех, кто хочет вернуться на историческую родину в Германию. Эта [ответственность] в особой мере направлена на немцев, проживающих в государствах постсоветского пространства, ведь именно их в самой большей степени коснулись последствия войны». Это строки из коалиционного соглашения, подписанного консерваторами и социал-демократами в 2005 году. С тех пор правительственные коалиции в Германии признавали свою ответственность за судьбы немцев, переживших многочисленные репрессии из-за режима национал-социализма, и казалось, что это признание не зависит уже от политических партий, выигравших выборы. Это осознанный выбор Германии, основывающийся на традициях, заложенных еще первым канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром, при котором был принят Закон «Об изгнанных и беженцах» (1953).

Однако коалиционный договор 2021 года показал, что это не так: новое правительство ФРГ не подтвердило, что продолжит политику оказания помощи немецким меньшинствам. Почему? Означает ли это, что все, чего удалось немецким меньшинствам в России, Казахстане, в других странах добиться за десятилетия систематической работы, может быть заморожено – до лучших времен, то есть возвращения консерваторов к власти? «МНГ» обратилась за разъяснениями к Кристофу Бергнеру (ХДС), опиравшемуся в своей работе в качестве уполномоченного федерального правительства Германии по делам переселенцев и национальных меньшинств как раз на коалиционный договор 2005-го, и к уполномоченному, при котором был подписан договор 2021 года, – Бернду Фабрициусу (ХСС).

«К счастью, за три последних десятилетия эта история, связанная с преодолением последствий войны, переросла в весомый вклад в дело укрепления мира в Европе, – отметил Кристоф Бергнер, занимавший пост уполномоченного в 2006–2013 годах. – Приняв переселенцев, мы построили культурные и институциональные мосты, соединившие нас со странами происхождения переселенцев в Центральной и Восточной Европе. Немецкие меньшинства в странах происхождения стали бикультурным связующим звеном между этими государствами и Германией. Они обогащают программы двустороннего партнерства. Приведу в качестве примера мероприятия российских немцев в рамках Года Германии в России. Но смотря на коалиционный договор между СДПГ, зелеными и СвДП, у меня закрадывается сомнение, что заложенные немецкой политикой традиции участвующими партиями вообще были оценены должным образом».

Кристоф Бергнер обращает внимание на то, что термины «меньшинства» и «переселенцы» появляются в разделах коалиционного договора «Антидискриминация» и «Миграция и сопричастность». По его мнению, это не соответствует политической задаче, стоящей за многолетними программами поддержки немецких меньшинств, и их исторической основе.

«Это право новоизбранного правительства и его парламентского большинства менять кардинальным образом принципы своей политики. Но смена парадигм в вопросах, касающихся изгнанных, переселенцев и меньшинств, в коалиционном договоре не заявлена. Поэтому остается надежда, что партнеры по коалиции учтут то, что они упустили, и проявят готовность следовать тем направлениям немецкой политики, которые себя оправдали», – подытожил Кристоф Бергнер.

Бернд Фабрициус, занимающий пост уполномоченного по делам переселенцев с 2017 года, на запрос «МНГ», что ждать теперь российским немцам, ответил, что не может высказаться по поводу коалиционного соглашения, потому что это дело нового правительства. На своей странице в Facebook на текст коалиционного договора он отреагировал более эмоционально: «Свет и тень. Теперь зависит от того, удастся ли сделать из этого БОЛЬШЕ, чем это представляется при ближайшем рассмотрении. Остаемся конструктивными и следим за событиями». Вроде как отсутствие новостей – хорошие новости, только нужно проявить сдержанность в оценках.

Газета немцев Дании Der Nordschleswiger цитирует депутата бундестага Штефана Зайдлера, представляющего Союз южношлезвигских избирателей. Тот, в свою очередь, ссылается на сопредседателя зеленых Роберта Хабека, который заверил Зайдлера, что пост уполномоченного по делам переселенцев сохранится и «займет его, возможно, кто-то из рядов СДПГ».

Руководство Рабочей группы немецких меньшинств в составе FUEN (AGDM) в декабре провело в бундестаге несколько встреч. Одна из них – с социал-демократом Дитмаром Нитаном, который в августе говорил, что «такие стабилизирующие факторы, как немецкие меньшинства в своих странах, должны получать поддержку из бюджета». Нитан и сейчас заверил, что немецкие меньшинства останутся в фокусе федерального правительства.

Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)