Дорога к храму

В середине 1990-х годов Катарина Финк и Эдуард Фирст переехали в Германию, но спустя годы решили вернуться в Россию. Почти 15 лет супруги живут в селе Яблоновка Ровенского района Саратовской области, воспитывают шестерых детей, строят православную церковь. Корреспондент «МНГ» побывал в гостях у Фирстов, чтобы найти ответы на вопросы, которые волей-неволей возникают при знакомстве с этой немецкой семьей.

Катарина и Эдуард Фирст с детьми у стен своего храма / Олег Винс

Почему уехали?

 Фирсты родом из села Михайловка Актюбинской области в Казахстане (сейчас это село Курсай). Его основали в 1907 году немцы-колонисты, приехавшие из Причерноморья. В начале 1990-х Эдуард с матерью и отцом жил в Алма-Ате, где закончил десятилетку. Мечтал стать летчиком, несколько лет ходил в местный аэроклуб, прыгал с парашютом. В позднем СССР почти все ограничения на поступление в вузы для немцев были сняты, и вчерашний школьник стал курсантом Качинского высшего военного авиационного училища летчиков, дислоцировавшегося в Волгограде.

К моменту окончания вуза перед летчиком Фирстом стоял нелегкий выбор – возвращаться в Казахстан, оставаться в России или переезжать в Германию. На территории бывшего СССР 1990- е годы были трудными. Армия сокращалась, везде безработица, нищета, даже межнациональные конфликты. И самое главное, отсутствие каких бы то ни было перспектив. Летчик выбрал переезд.

Катарина Финк переехала в Германию вместе с семьей из поселка Толстовского в Алтайском крае. Когда-то ее предки жили в Поволжье, в колонии Мангейм, но в результате депортации оказались в Сибири. «Тогда, в 1990-е, все уезжали. Наши родственники переехали в Германию, теперь там живет около 200 моих родичей. Папа Филипп Финк – в Баварии. Мама скончалась там же, перевезли и похоронили ее здесь, в Яблоновке, в январе 2020 года», – рассказывает Катарина.

Как пришли к православию?

 Эдуард и Катарина познакомились 29 января 1996 года в Нюрнберге, в лагере для переселенцев. В 1997-м они заключили брак. В тот момент у Катарины был сын Александр, родившийся в 1993 году. В 1998-м на свет появился их первый совместный ребенок Рихард, через год – Стефан, затем девочки Ангелина, Мария. Младшая, Дарья, родилась уже в России, ей сейчас семь.

В Германии Катарина тяжело заболела и стала искать поддержку в вере. В 2001 году она приняла крещение в православном храме города Падерборн. «Представляете, приехала в Германию убежденной лютеранкой, крестилась в православной церкви, вернулась в Россию. Моя мама, конечно, была в шоке, она плакала. Позднее приняла мой выбор», – вспоминает она.

Эдуард уже был в то время православным, его крестили в 7-летнем возрасте в Алма-Ате.

 Зачем вернулись?

 В Германии Эдуард три года был чернорабочим. «Да, было трудно. Но в принципе разницы нет, где работать. Кто хочет, тот везде работает», – пояснил он свою позицию. Затем он выучился на механика станков, ему приходилось трудиться по принципу «куда пошлют». Катарина работала в разных местах, в основном на рабочих должностях. По ее словам, быть наемным работником несладко в любой стране, лучше уж рассчитывать на свои силы и умения.

О проблемах, с которыми семья столкнулась в Германии, супруги говорят так: «Попробовали купить свое жилье – очень дорого, расплачиваться по кредитам пришлось бы и нашим детям. Многодетной семье сложно найти съемную квартиру, никто не хочет пускать. Все очень строго. Домашних животных держать нельзя. Петух закричит – соседи пожалуются, наложат штраф. Построить православный храм – долгая бюрократическая процедура, согласования – годами, а то и десятилетиями. Вдобавок ко всему немецкая ювенальная юстиция, которая надзирает за соблюдением прав детей, зачастую в ущерб их воспитанию. Не говоря уже об экскурсиях в морг для школьников и сексуальном просвещении для подростков».

Через 10 лет жизни в Германии супруги решили вернуться в Россию, стать хозяевами своей судьбы, ни от кого не зависеть. К тому же еще перед реэмиграцией они дали себе слово построить православный храм по случаю исцеления Катарины от недуга. Село Яблоновка (бывшая немецкая колония Лауве) они выбрали потому, что уезжали из Германии не одни. Вернулись три семьи – Банцхоф, Симон и Фирст (они все и сейчас живут здесь), первые были родом из этого села.

1 июня 2006 года Фирсты пересекли границу в обратном направлении. «Взяли с собой все, включая швейные иголки. Грузовик забили под завязку, перегнали свой микроавтобус „фольксваген“. На новом месте купили половину коттеджа, обустроили его, пробурили скважину, теперь в доме есть все удобства», – рассказывает Эдуард.

 По закону Фирсты имеют двойное гражданство – России и Германии. Все, кроме Эдуарда. Из-за особенностей законодательства ему пришлось отказаться от гражданства Германии и даже сдавать тест на знание русского языка ради российского паспорта. Между собой Фирсты разговаривают по-русски. Старшие дети, родившиеся в Германии, хорошо знают немецкий язык, младшие постепенно его забывают.

В чем смысл?

 «Стали думать, как нам жить дальше с опорой только на свои силы. Завели коров, свиней, гусей, кур. Раньше еще бараны были. Сажали дыни, арбузы, сейчас есть огород, который нас кормит. Вся семья работает, дети помогают», – поясняет Эдуард.

 По его словам, главная забота семьи – это строительство православного храма, которое началось шесть лет назад. Деньги, заработанные благодаря личному подсобному хозяйству, идут на стройку. Все свободное время семья проводит здесь же. Эдуард и его сыновья, родственники освоили все рабочие специальности. Конечно, самые сложные работы, например кладку сводов, устройство крыши, выполняют профессионалы на пожертвования местных жителей.

Православная церковь в Яблоновке почти достроена / Олег Винс

Сейчас храм, названный в честь православного святого Серафима Саровского, почти достроен: не хватает лишь внутренней отделки. Хотя первые богослужения в нем уже прошли, были литургии, отпевания, скоро состоится венчание. В основании алтаря заложена памятная капсула с датой начала строительства.

Кроме того, из Германии Фирсты привезли мощевик с частицами мощей древних святых, в том числе и апостолов. Они были выкуплены на европейских аукционах на средства трех семей, вернувшихся из Германии в Россию. Во время богослужения реликвии приносят в храм. «Сколько времени будем достраивать? Один Бог знает!» – говорят Эдуард и Катарина.

Когда я уезжал из Яблоновки, Эдуард Фирст спросил меня: «Знаешь, для чего ты живешь?» Я сказал ему, что частенько сам себе задаю этот вопрос и не нахожу на него ответа. Может, для того чтобы писать о таких людях, которые точно знают, в чем смысл их жизни?

Олег Винс

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)