Боль длиною в жизнь

Два креста, вагонетка, камень, рельсы — именно так выглядит памятник погибшим немцам-трудармейцам, созданный почетным архитектором Воркуты Виталием Трошиным. Но почтить память своих погибших родителей пришли не только российские немцы. Под нещадным ветром возлагали цветы, молились и плакали все те, чья судьба оказалась неразрывно связана с Воркутлагом — репрессии затронули почти каждого.

Воркута – необычный город. Это не только жемчужина Севера и «столица мира», – это еще и место, где, по словам Виталия Трошина, сидели почти все – или в первом, или во втором, или в третьем поколении. Строительные материалы, инвентарь, шпалы, рельсы и инструменты арестанты несли сюда на себе по тундре, преодолевая расстояние в 72 километра. Воркутинская железная дорога – так называемая узколейка, построенная в 1934 году, по рассказам архитектора, возникла на крови – под каждой шпалой почти в буквальном смысле погребен узник. Узкоколейка стала первой железной дорогой, построенной за Полярным кругом на вечной мерзлоте, и связывала Воркутинский Рудник и поселок Усть-Воркута с большой землей. Именно отсюда шли баржи с углем по водным артериям в Центральную Россию, оттуда доставлялись продукты питания, промышленные товары и технические грузы. И по этой же дороге этапами пригоняли в Воркутлаг тысячи заключенных. В Воркуте существовали единовременно 120 лагерей. По состоянию на 1 января 1945 года на шахтах и промышленных предприятиях лагеря НКВД Воркутлаг было задействовано 38 989 заключенных.

Сколько же было здесь немцев-трудармейцев? По статистическим данным в 1945 году в Воркутлаге насчитывалось 6570 заключенных. Людей здесь не убивали, ведь они должны были работать, добывать стране как можно больше угля. Они умирали сами от нечеловеческих условий и изнурительного труда. Вина советских немцев состояла лишь в том, что они имели несчастье быть связанными историческими корнями с государством, развязавшим войну против СССР.

«Мобилизованные трудармейцы совершенно не имеют нижнего белья, спецодежды не получают, а имеющаяся у них одежда пришла в негодное состояние, не поддающееся никакой чинке. Многие немцы, в том числе и молодые, ходят в такой одежде, через которую видно обнаженное тело. Постельные принадлежности отсутствуют – мобилизованные спят на грязных лохмотьях. В своей рабочей одежде, покрытой грязью, они работают, едят и спят». (Из докладных записок местных органов для московского НКВД)

Памятник был создан по инициативе НКА Республики Коми, поддержан ФНКА российских немцев. Решающий вклад в финансовую поддержку мемориала внесли горнодобывающая компания «Воркутауголь» и воркутинский механический завод, хотя свою посильную лепту внесли и сами российские немцы. «Это нужно всем нам, это нужно грядущим поколениям, для того чтобы восстановить историческую справедливость, для того чтобы воспитывать в правде новые поколения», – подчеркнул в своей торжественной речи по случаю открытия мемориала глава Республики Коми Вячеслав Гайзер.

Концепция памятника, рожденного фантазией Виталия Трошина, такова: расходящиеся в разные стороны рельсы символизируют путь прибывших сюда на поселение узников. Люди, попадавшие в Воркуту, упирались в «камень судьбы», и их жизнь сходилась в одну воркутинскую колею, своеобразную линию судьбы – которая заканчивалась крестом. Кто-то смог обрести веру в Бога, кто-то – веру в себя. Под крестами, на лагерной решетке замерла железная ладонь – с мольбой тянется она к безмолвному воркутинскому небу. По словам создателя монумента, «люди были здесь как былинка, как лепесток». Души тех, чьи жизни были так безжалостно скомканы, а тела погребены в вечной мерзлоте, не успокоятся до тех пор, пока мы не осознаем страшного урока истории. Их могилы будут всегда напоминать нам о беспримерной жестокости сталинского режима, о той странице нашей истории, которую невозможно забыть.

Генрих Генрихович Мартенс, председатель ассоциации общественных объединений «МСНК», президент ФНКА российских немцев:

– Двадцать лет назад, когда только начиналась перестройка, мой отец старался не говорить со мной на эти темы. Потом его не стало. Для меня очень важно поставить памятник нашим предкам, тем, кто пережил весь ужас трудармии. До сих пор памятных мемориалов не было. Где-то были поставлены памятные кресты, где-то памятные знаки, но такие мемориалы на пространстве России – в Энгельсе и в Воркуте – появились впервые.

Наталья Эвальдовна Гросс, заместитель председателя НКА Владикавказа:

– Мемориалы о тех событиях нужно ставить везде, где есть такая возможность, потому что историю именно российских немцев, ни в чем не виноватых перед страной, правительство СССР старалось умолчать. Многие люди, не говоря уже о молодежи, ничего не знают о судьбе российских немцев во время войны и после нее. И это преступно и несправедливо.

Бруно Генрихович Рейтер, председатель РНКА российских немцев Омской ­области:

– В целом, мы сделали очень важный политический шаг в нашем общественном движении. Во-первых, это дань памяти десяткам тысяч российских немцев. Во-вторых – это назидание и российскому народу и российским руководителям на века вперед, чтобы такое никогда не повторилось. В третьих – где поставлен этот памятник и кем он поставлен? О российских немцах с благодарностью вспоминает вся Воркута, ее старшее поколение. Вспоминая былое, мы должны все-таки задуматься над тем, как нам дальше жить. Поменьше спорить, драться, но делать все, чтобы сохраниться в России как народ.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *