Провинциальные вечера немецкой группы

Знаменитая немецкая группа Dschinghis Khan (рус. «Чингисхан»), авторы хитов «Moskau» и «Dschinghis Khan», периодически бывает в России с концертами. У нас они выступают даже чаще, чем на родине. Редактор «МНГ» поговорил с ветеранами поп-сцены, в перерыве между гастролями, об их любви к российской публике и разнице менталитетов.

«Чингисхан» на балу в Петербурге / Dresdner Opernball

 


Биография

Немецкая поп-группа Dschinghis Khan была создана в 1979 году для участия в международном песенном конкурсе «Евровидение». Поп-музыканты тогда заняли четвертое место. В тот же год родились и их самые известные песни «Moskau» и «Dschinghis Khan». В 1985 году группа распалась и воссоединилась только в 2005 году. Состав несколько раз менялся, но Вольфганг Хайхель выступает с самого начала, а Штефан Трак только в 2005 году. В «Чингисхане» также поют россияне: Татьяна Герасимова, Лейла Меликли и Деон Лог.


Мы встретились с «Чингисханом» в Москве, через два дня они должны были выступать на Дрезденском оперном балу в Петербурге, а еще через неделю – на Дне города Черкесска – столицы Карачаево-Черкессии. В беседе приняли участие Вольфганг Хайхель (ВХ), Штефан Трак (ШТ) и менеджер группы Марихаль Наварро (МН).

Moskau, Moskau, Moskau. Сколько собственно раз вы были в российской столице?

ВХ: Хм, раз 150? Никогда не считал. Все началось в 2005 году, мы тогда выступали в «Олимпийском» на 25-летии «Ретро FM». Верблюды, лошади, балерины Большого театра и детский хор. 80 людей на сцене.

МН: Это было большое шоу, мы были гвоздем программы.

ШТ: Тогда мы были первый раз в России.

Но вы были известны еще в Советском Союзе.

ШТ: Известны, да, но никогда туда не приезжали.
Тогда как вы можете объяснить феномен своей популярности у советских людей?

ВФ: Мы хотели выступить в Москве на Олимпиаде-80, подготовили номер в цветах Игр. Но потом Запад бойкотировал соревнования, и нам запретили въезд, но нашу первую пластинку продавали из-под полы.

МН: Так она получила культовый статус.

ВХ: Запрет на въезд способствовал популярности песни «Moskau», она известна во всем мире. Люди могут не знать, кто ее исполняет, но саму песню точно знают.

Часто говорят о вашей любви к России. В чем она выражается?

ВХ: Безграничные эмоции.

МН: Люди здесь такие душевные. В Германии таких нет, всем все приелось, а здесь у публики столько радости, страсти.

А где встречают лучше: в Москве или в провинции?

В российских регионах публика встречает «Чингисхана» очень тепло / Даниэль Зеверт

ШТ: В провинции эмоций больше. У них в течение года не так много событий, и наше выступление дарит им эйфорию. Бывает, что кто-то из зрителей плачет от радости, потому что всю жизнь хотел тебя увидеть и услышать. А потом, если повезет, сделать с тобой фото. И такие моменты этот зритель не забудет никогда.

Публика поет вместе с вами?

ВХ: Да, пытаются воспроизводить незнакомые слова. Собственно, даже хор российской армии поет песню «Moskau».

А вы по-русски говорите?

ВХ: Я знаю: спасибо и на здоровье. Но у музыки нет языковых границ, как и у спорта. Здорово, что мы можем работать вне политики.

ШТ: С помощью музыки у нас получается делать такие вещи, какие не могут политики. Как например, ситуация с Россией и Украиной. Мы выступаем в обеих странах, поем там одинаковые песни. Может, у стран и есть конфликт, но у живущих там людей его нет.

Получается, вы проводники мира?

ШТ: Я не знаю. У нас нет никаких политических позиций, мы просто хотим, чтобы люди хорошо проводили время на наших концертах.

ВХ: Мы ведь развлекаем не политиков, а обычных людей.

Как бы вы описали свою музыку?

ШТ: Я думаю, можно сказать, что мы приглашаем людей в путешествие. Благодаря нашим песням мы переносим их в другие миры. Мы все время меняем наши шоу, чтобы было на что посмотреть.

ВХ: На наших концертах люди чувствуют себя хорошо. Я бы описал это ощущение тремя существительными: радость, чистота, позитив.

«Чингисхану» 40 лет. Откуда вы берете силы?

ВХ: Это все страсть к музыке и публике. Мы получаем такую обратную связь!

ШТ: Да, это самое лучшее в нашей работе. Ты получаешь сразу так много! Люди благодарны просто потому, что ты поешь для них.

На Дне города Черкесска звучат немецкие песни / Даниэль Зеверт

Вы недавно были в Казахстане, а сейчас вас ждут на Дрезденском балу в Петербурге. Интересная ситуация.

ВХ: Дело не в ситуации. Мы хороший культурный продукт сорокалетней выдержки. Даже Министерство иностранных дел это понимает.

МН: Мы привозим немецкий язык в другие страны, поем только на немецком. Больше никто этого так не делает, за исключением Rammstein, но они «играют в другой лиге».

Когда вы поняли, что являетесь проводником культуры?

ШТ: Это было в 1979–1980 годах.

ВХ: В то время немецкая поп-музыка была ничем. Тогда «рулили» Англия и Америка. А мы стали популярными, обладателями золотой пластинки! Мы все еще единственные немецкие артисты, которые когда-либо говорили на немецком на израильском радио. У нас есть израильский Оскар и израильско-египетская премия мира. И в Австралии, и в Японии мы также занимали первые места в хит-парадах. В прошлом году наши песни «Moskau» и «Dschinghis Khan» купили 11,5 млн раз!

МН: Мы получаем отклики даже из тех стран, где никогда не были. Если у вас плохая вечеринка, поставьте «Москву» или «Чингисхана», и все вернутся на танцпол.

ВХ: И это действительно работает. Мы на прошлой неделе были в Соликамске. Выступали там для одной соляной компании. Один сотрудник к нам подошел и сказал, что впервые видит, как его начальник танцует!

На таких выступлениях часто бывают необычные ситуации?

ШТ: Сложно сказать, каждый концерт – это что-то особенное.

ВХ: Нам всегда у вас весело, люди хорошие и потому что мы рады работать друг с другом.

Беседовал Даниэль Зеверт

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)