«Люди не хотят терять связь с Россией»

В Германии по разным оценкам проживают от 3-х до 6 млн русскоязычных граждан. О том, как и почему они поддерживают связь с Россией, рассказывает заместитель председателя Общегерманского координационного совета российских соотечественников Вера Татарникова.

Досье

Вера Татарникова – журналист. Приехала в Германию из Санкт-Петербурга в 2003-м. Сотрудничает с газетой «МК Германия», сайтом «Русское поле». Главный редактор русского информационного агентства  «Планета». В движении соотечественников с 2007-го. С 2010 года заместитель председателя Общегерманского координационного совета российских соотечественников. Член Всемирного совета российских соотечественников.


Что представляет собой Обще-германский координационный совет российских соотечественников (ОКС)?

Наш Совет объединяет почти 400 общественных организаций русскоязычных граждан из 16-ти федеральных земель Германии. Это и школы, и культурные центры, волонтерские движения, молодежные, спортивные объединения, народные театры и организации по работе с инвалидами. Главная задача ОКС – координация их деятельности, помощь в реализации общих проектов.

Почему так много русскоязычных организаций в Германии?

Люди не хотят терять связь с Россией, хотят, чтобы их дети знали русский язык, историю и культуру России. А это невозможно, если просто учить их языку и показывать мультики. Они должны иметь возможность  ездить в Россию, узнавать страну.

Организации соотечественников как-то объединены?

Вот уже пять лет существует Союз русскоязычных организаций Германии. Он проводит двухсторонние форумы, на которые приходят немецкие и российские политики. Здесь ведется диалог по разным вопросам. В прошлом году форум был посвящен молодежи. Очень жаркими были дискуссии на площадке, посвященной СМИ, мы так и не пришли там к единому знаменателю. Наши немецкие коллеги считают их СМИ объективно освещают Россию. Я в своем выступлении говорила о том, что, к сожалению, в нашей профессии происходит размывание этических норм. Причем как в российской, так и в немецкой журналистике. Есть, например, такой господин Хмельницкий. На сайте kasparov.ru в статье  «Соотечественники в штатском» он пишет, что наша работа – это операция «спецслужб по политической вербовке русских эмигрантов» и что мы получаем зарплату из Кремля. Просто диву даешься, читая такое.

Откуда на самом деле финансирование?

Финансирование детских программ или поездок блокадников в Россию берет на себя Россотрудничество. На заседании ОКС мы решаем, какие организации получат такую поддержку. Финансирование осуществляется и через Правительственную комиссию по делам соотечественников за рубежом. Она содействуют организации конференций и круглых столов. Фонд «Русский мир» «отвечает» за русский язык и культуру.  Московское правительство также активно поддерживает культурные фестивали и программы.

Политика как-то разделила соотечественников?

Конфликт на Украине внес определенный раскол в русскоязычную диаспору. Из нашего Координационного совета ушли некоторые граждане Украины. При этом у тех, кто от нас ушел, выходят печатные издания на русском, в их языковых школах идет преподавание русского. Хочу сказать и о поздних переселенцах. Поначалу  они не приходили к нам в движение соотечественников, ведь они считали себя прежде всего немцами. Но теперь, видя негативное отношение к России и довольно нелицеприятное изображение российских немцев как группы в немецких СМИ, они почувствовали себя больше русскими, чем немцами.

Да, здесь их иногда пытаются поголовно представить избирателями праворадикальной «Альтернативы для Германии»…

Российские немцы – большие труженики и традиционалисты. Они привезли с собой в Германию ту самую немецкую культуру, которую эта страна потеряла. Чистота, порядок, религиозность – все это для них очень важно. И они хотят воспитывать своих детей в этих традициях. Переселенцы открыто спрашивают: почему так много молодых мужчин, хорошо одетых, с прекрасными мобильными телефонами, называют себя беженцами? Разве это не должны быть прежде всего женщины и дети.

Говорят, что все больше поздних переселенцев возвращается в Россию.

На самом деле цифры небольшие. В 2016 году вернулось около 3,5 тыс. человек, а в целом – 38 тыс. Уехало бы больше. Но государственная программа по содействию добровольному возвращению соотечественников отличается от региона к региону. Там везде нужны конкретные профессии, не всегда предполагается жилье. Нельзя забывать, что в Германию переселенцы приехали большими семьями, они не могут бросить здесь пожилых родителей. Однако разговоры о возвращении ведут многие, причем с огромным сожалением. Вроде и привыкли здесь, и работу нашли, то есть интегрировались. Но морально они чувствуют себя неуютно.

С какими проблемами приходят к вам люди?

Спрашивают, например: «Почему оскорбляют страну?» У нас есть организации, которые собирают гуманитарную помощь для детей Донбасса и сталкиваются с очень большими трудностями при ее отправке. Я даже не могу назвать эти организации, потому что у людей уже были неприятности с немецкими властями.  Постоянно публикуемые в немецких СМИ негативные материалы о России и ее внешней политике сделали свое дело.  В немецком обществе стала проявляться русофобия. К сожалению, есть случаи оскорбления  русскоязычных детей в школах. Например, в Тюрингии мальчика из русскоязычной семьи избили со словами: «Ты русский путинец». Я не могу сказать, что это массовое явление, но случаи (причем в разных федеральных землях) повторяются, когда детям говорят: «Ты русский, ты агрессор». К сожалению, люди у нас недостаточно юридически подкованы, часто не знают, что им в такой ситуации делать. А иной раз и боятся обратиться к директору школы или в соответствующее ведомство.

Беседовала Дарья Болль-Палиевская

 

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)