Выставленные на продажу

В годы холодной войны румынский диктатор Николае Чаушеску продавал местных этнических немцев федеральному правительству Германии. Тайный торг позволил 226 тысячам немцев вернуться на историческую родину. Neue Zürcher Zeitung провела журналистское расследование, опубликовала фотографии и некоторые документы, подтверждающие факты сделок, в которых на кону стояли жизни людей.

Сегодня парламент, в 1980-х – «Дом народа», откуда Николае Чаушеску правил страной / Любава Винокурова

Там, где этим утром подают канапе с белым вино, спекулянты вплоть до 1989 года торговались по поводу сумм выкупа за румынских немцев: на 21-м этаже отеля «Интерконтиненталь» в Бухаресте, получившим известность как место встречи шпионов и подозрительных дельцов в годы холодной войны. Коммунистический режим остро нуждался в валюте, товарах класса люкс и технике. Федеральное правительство Германии хотело дать возможность покинуть Румынию ее немцам, которых после 1945 года начали притеснять.

Расходы на когда-то строго секретную операцию «Канал» потянут на более чем миллиард марок. 226 тыс. румынских немцев покинули страну в период с 1968-го по 1989 год. На начальном этапе эмиссар федерального правительства Хайнц Гюнтер Хюш возил в Румынию полные чемоданы денег. Никаких чеков не давали. Позже расчеты производились через Внешнеторговый румынский банк во Франкфурте, пару раз и через банк для международных взаиморасчетов в Базеле. В Румынии стороны обсуждали детали в «Интерконтинентале», бетонной башне, все стены которой были напичканы до 1989 года жучками, а также в подсобных помещениях двух других отелей в Бухаресте и в румынском Министерстве внешней торговли.

Кто сегодня выглянет из окон ВИП-зала на 21-м этаже «Интерконтиненталя», увидит места, где действовали участники тех событий: «Дом народа», к чудовищным размерам которого глаз вряд ли когда-нибудь привыкнет, он должен был стать центральным пунктом управления Николае Чаушеску. Казненный в 1989 году диктатор лично следил за продажей немцев. Угадывается и крыша штаб-квартиры бывшего департамента государственной безопасности Секуритате – органа, отвечавшего в Румынии за давление, запугивание и пытки.

«Нам придется отпираться»

За 2000 км от Бухареста, в Нойссе под Дюссельдорфом, мы встречаемся с ключевым игроком с немецкой стороны – Хайнцом Гюнтером Хюшем, защитившимся юристе, долгие годы являвшемся депутатом бундестага от партии ХДС. С 1968-го по 1989 год он вел переговоры – непреклонно, педантично, сдержанно. За эти годы он успел поработать с четырьмя канцлерами (Кизингером, Брандтом, Шмидтом и Колем) и с шестью дельцами с румынской стороны.

Вести деликатные переговоры Хюшу предложил Герд Леммер, статс-секретарь в Министерстве по делам беженцев, изгнанных и пострадавших от войны, в октябре 1967 года. Социалистическая республика настаивала на секретности, объяснял тогда Леммер, и это было на руку Германии. «Нам придется отпираться, если что-то пойдет не так», – говорил Леммер. То, что федеральное правительство решилось платить миллионы несправедливому режиму, с политической точки зрения было взрывоопасным.

89-летний Хюш хранит в своей квартире десятки папок с документами – аккуратно ведущуюся хронику секретных переговоров по поводу выезжающих, записки обсуждений с канцлером Гельмутом Колем, который просил лично информировать его по поводу переговоров, или с номерами банкнот, которые он передавал румынам.

Четыре десятилетия Хюш, которому Секуритате дала имя для прикрытия «Эдуард», не имел права делиться воспоминаниями. В 2009 году в то время министр внутренних дел Вольфганг Шойбле официально освободил его от обязанности соблюдать гостайну. Затем Хюш выступил на конференции и опубликовал сборник материалов, в который вошли и воспоминания о его встрече с Николае Чаушеску 3 октября 1988 года. Хюш по поручению канцлера Гельмута Коля должен был обеспечить еще более высокое число выезжающих. Но Чаушеску оставался непреклонным и отказывался от предложений о помощи. Румыны живут отлично, утверждал он (и это несмотря на то, что в конце 1980-х они голодали и замерзали). Более того, он думает о том, чтобы отправить гуманитарную помощь немецким безработным.

Хюш, который несмотря на преклонный возраст, четыре часа, лаконично, детально и без пауз отвечал на вопросы, вспоминает о человеке, с невероятно завышенной самооценкой, окруженный армадой подобострастных помощников. Если правитель чувствовал, что подвергается нападкам, его лицо становилось красным.

Племенной скот в обмен на желающих эмигрировать

До 1968 года переговоры между Германией и Румынией касались единичных случаев. Генри Якобер, британский делец венгерско-немецко-еврейского происхождения, вел их довольно грубо: племенной скот и машины в обмен на желающих выехать евреев, а также немцев. Позже способствовать выезду немцев стал адвокат Эвальд Гарлепп по поручению МИДа – в обмен на большие суммы в валюте. Усилия, направленные на то, чтобы заключить общий договор, сначала терпели крах.

Когда наступила эра Хюша, появилась своего рода система купли-продажи. Румыния стала единственной страной Варшавского блока, требовавшей выкуп за каждого, кто хочет выехать из страны. В первом письменном договоре, подписанном 7 марта 1969 года в Стокгольме, переговорщики договорились о четырех категориях граждан: за людей с высшим образованием выкуп составлял 11 тыс. марок. Студенты без диплома шли со скидкой – 7 тыс. марок. Всего 1800 марок «стоили» румынские немцы без образования и пенсионеры. Если набиралось значительное число желающих выехать, Румыния получала бонус. На договорах стояла подпись Хюша. Действовали, по сути, по воровским понятиям, замечает адвокат из Нойсса. Это были договоры без принятия каких-либо правовых актов. «Договоры действовали до тех пор, пока обе стороны их придерживались». То, что де факто речь шла о договоренностях между государствами, из них не следовало.

Процесс выкупа был с годами модифицирован. Под давлением Хюша ввели паушальную сумму за желающих выехать. Дополнительно Румыния стала требовать выдать ей кредиты. Лишь основной принцип оставался неизменным – свобода в обмен на деньги. Дельцы из коммунистического царства предоставляли и списки с медикаментами и охотничьим оружием. По желанию Чаушеску его помощники заказывали и определенные модели Mercedes.

Нефть, евреи и немцы – самые ценные продукты Румынии, идущие на экспорт, хвалился параноик-правитель. Документов, подтверждающих это высказывание нет. Но бесспорно то, что диктатор признавал: румынские граждане немецкой национальности могут приносить деньги.

Печатается в переводе на русский язык с сокращением. Полная версия на www.nzz.ch

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)