«Время Бельгера только начинается»

В центре Алма-Аты открыли памятник классику литературы российских немцев Герольду Бельгеру, несколько месяцев назад – мемориальную доску на доме, где он жил. Однако в России о писателе мало кто знает. О том, что делается для популяризации его творчества, «МНГ» поговорила с живущей в Москве Ириной Ковалевой, дочерью Герольда Карловича.

В марте памятник Герольду Бельгеру поставили в центре Алма-Аты, в сквере, где любил гулять писатель / Фонд «Возрождение»


В Казахстане чтят память Герольда Бельгера, считают его своим, казахом. И это неудивительно, учитывая, сколько он сделал для казахской культуры. Как хранят о нем память немцы в России?

Немцы в Казахстане сделали очень много. Благодаря усилиям Альберта Павловича Рау и возглавляемого им Фонда «Казахстанское объединение немцев „Возрождение“» была установлена мемориальная доска. Александр Федорович Дедерер (председатель общественного объединения Казахстана «Совет немцев Wiedergeburt». – Ред.) провел четыре республиканские научные конференции «Герольд Бельгер: притяжение души». Были конференции и в других городах Казахстана. На всех мероприятиях, связанных с именем отца, немцы с нами. Deutsche Allgemeine Zeitung подробно рассказывает о них. Вышла книга Владимира Аумана «Герольд Бельгер : Такая выпала стезя» в серии «Замечательные немцы Казахстана». Что-то делается и в Европе. Переиздана на английском языке книга «Избранное», вышел роман «Дом скитальца» в переводе на французский.

А что делается и издается именно в России?

У отца есть книга, которую он издал буквально перед уходом. Назвал он ее так пронзительно – «Все, что смог». В ней он перечислил свои произведения, публикации на всех языках. Я нашла в ней названия только трех книг, вышедших в России: «Каменный брод» (издательство «Советский писатель», 1987), рассказы из цикла «Тогда», которые выпустил Международный союз немецкой культуры в издательстве «Готика» в 1996- м, и «Гармония духа» («Русская книга», 2003). К сожалению, российский читатель не знаком с его творчеством. Разве что неконтролируемо гуляют по просторам Интернета некоторые его произведения, несмотря на договоренности с разными комитетами авторских прав. Расскажу такую историю. В Алма-Ату с презентацией своего романа «Дети мои» о жизни в немецкой автономии на Волге приезжала известная писательница Гузель Яхина. Нас с мамой пригласили на встречу. Из зала ее спросили, знает ли она о творчестве Герольда Бельгера, который тоже много писал о проблемах немцев, о депортации. На что Гузель Яхина ответила, что слышала эту фамилию, но ничего, к своему сожалению, не читала. Было, конечно, обидно. Я потом отправила ей посылку с произведениями Герольда Карловича.

Что его связывало с Россией?

Россия – это его Родина: он родился в Энгельсе. В 1941-м с семьей был выслан в Северный Казахстан. Недавно для Энгельсского краеведческого музея мы передали книги и вещи с его письменного стола. Отец был бы очень удивлен, что с Энгельсом будет налажена такая связь. Да и вообще, он был бы многим удивлен. Он говорил: «Пройдет год, другой, и мало кто обо мне вспомнит». Но его не забывают. У людей есть потребность в нем самом, в его честной, открытой гражданской позиции, в его смелости, совести, искренности. На открытие памятника в самом центре Алма-Аты, несмотря на сложную эпидемиологическую обстановку, пришло более 100 человек. Правда, лично я во многом не согласна с идеей и концепцией памятника. Но людям он нравится. Мне пишут, звонят, делятся мнениями. Около памятника всегда люди. Несут цветы, ставят рядом детей, фотографируют, чтобы дал им Гера-Ага (так отца звали казахи в последние годы его жизни и так написано на памятнике как дань глубокого уважения) свое благословение.

Ирина Ковалева у могилы отца в Алма-Ате, на кладбище Кенсай / Из личного архива



Герольд Карлович никогда не хотел вернуться на Волгу, побывать на родине?

Никогда. Он не стремился туда. Да и обстоятельства для поездки в Энгельс не складывались. А может, мешала боль, которая прошла через всю его жизнь, через все его произведения.

Герольд Бельгер – классик литературы российских немцев. Однако достать его произведения в России, к сожалению, непросто. Как это изменить?

Думаю, надо подключать книжные ярмарки, работать с издательствами, искать спонсоров. Многое упирается в финансы. В Казахстане отец очень знаменит. И несмотря на это, мы бьемся за переиздание нескольких его книг. Мы немало уже сделали за последние годы. Но видимо, надо делать больше.

Расскажите о том, что сейчас происходит с архивом Герольда Бельгера.

Мы отдали значительную часть его библиотеки на немецком языке в дар Немецкому дому в Алма-Ате, огромную часть его архива – в Президентский архив РК, как он сам и завещал. Масса словарей ушла в Туркестанский университет. Он и раньше сам так делал, мы эту традицию продолжили. Небольшую часть архива мы хотим передать немецкому историку Виктору Кригеру. Но на балконе лежат семь неразобранных коробок, которыми еще предстоит заняться.

Вы режиссер. Не планировали снять художественный фильм по произведениям отца?

Думала. В свое время даже советовалась с ним по этому поводу. Пока все в мыслях. Несколько кинорежиссеров хотели взяться. Но зато вышло уже восемь документальных фильмов об отце.

Какое его произведение самое кинематографичное?

Роман «Зов». Кстати, из «Зова» в рамках проекта «Мы вместе» сделали хороший проморолик при участии телеканала «Хабар». Взяли самое точное место. Вы знаете, мне часто говорят люди, знавшие отца: «Стало пусто». Настолько не хватает им его слова, его мыслей, совета! Знаете, я глубоко убеждена: время Бельгера только начинается, потому что его творчество столь многогранно, современно, искренно и правдиво, что будет служить, надеюсь, и российскому читателю, еще долгие-долгие годы.

Беседовала Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)