Своя история репрессий

В конце января президент России Владимир Путин дал поручение Минюсту проанализировать практику применения закона об иноагентах, в том числе, в части исключения организаций из реестра. Хорошая новость, но если послабления и будут, коснутся они не всех. Будущее целого ряда российско-германских исследовательских проектов пока под вопросом.

На фотографии в рамке Гельмут Зонненшайн, расстрелянный по сфальсифицированному делу. В рамках проекта «Последний адрес» ему установили памятный знак в Наумбурге в 2020 году / Н.Иванов


Практически одновременно с поручением президента признанный в России иноагентом «Международный Мемориал» подал апелляционную жалобу на решение Верховного суда о своей ликвидации. За процессом следят не только в России, но и в Германии. Мало кто знает, что в Берлине расположено немецкое отделение «Международного Мемориала», и закрытие организации в Москве повлияет и на его работу.

«Прежде всего, важно отметить, что не существует такого понятия, как „российский Мемориал“ – объясняет член правления Memorial Deutschland Анке Гизен. – „Международный Мемориал*“ – это сеть из более чем 70 организаций в России, Италии, Чехии, Франции, Германии и на Украине». Но большая часть проектов немецкой организации так или иначе связана с Россией.

Немецкий «Мемориал» возник в Берлине в 1993-м как партнер для организации в Санкт-Петербурге. Как и российские организации, немецкая занимается изучением коммунистического прошлого страны и правами человека. Она ведет издательскую (в том числе и переводы исследований и монографий, вышедших в России) и выставочную деятельность. В частности, Memorial Deutschland занимался сбором документов и экспонатов для мемориального музея Gedenk- und Begegnungsstätte Leistikowstraße Potsdam. Музей располагается в бывшем здании следственной тюрьмы советских спецслужб в Восточной Германии (экспозицию можно посмотреть онлайн). Немецкий «Мемориал» также поддержал создание фотоархива о ГУЛАГе, а год назад запустил подкаст правозащитной направленности. Некоторые проекты, придуманные в России, нашли свое место и в Германии, например, «Возвращение имен» и «Последний адрес», в рамках которого было установлено три памятных знака на домах репрессированных.

«У нас в Германии есть своя история сталинских репрессий – периода советской оккупации Восточной Германии. И мы с этой историей до сих пор недостаточно разобрались, – отмечает Анке Гизен. – В рамках наших проектов мы вспоминаем людей, которые были безвинно арестованы, расстреляны или погибли в ГУЛА Ге. Не следует также забывать, что в Германии проживает 3 млн человек, родившихся в Советском Союзе. Мы стремимся к тому, чтобы история, которую они привезли с собой и передали своим детям, родившимся здесь, стала понятнее тут, в Германии».

Если решение о ликвидации вступит в силу, то все «Мемориалы» потеряют зонтичную организацию, которая координировала работу сети на международном уровне. В Германии надеются, что смогут продолжать сотрудничать с теми российскими организациями-членами, к чьей работе вопросов нет, а у московских коллег будет возможность выполнять свою работу в других форматах. «Если ни одна из многочисленных мемориальных организаций в России не сможет продолжать свою работу, мы будем участвовать в создании новой инфраструктуры за пределами России», – говорит Анке Гизен.

*организация внесена в реестр иностранных агентов

Любава Винокурова

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)