Счастье мигранта

Есть такое расхожее мнение, что в Германии все прекрасно: и дома раздают чуть ли не бесплатно, и суперавто можно почти задаром взять, и деньги с неба сыплются, и работу можно запросто найти. А как обстоит дело на практике?

На немецком рынке труда мигранты находятся в лучших условиях, чем мигранты из других стран Европы, утверждают социологи брюссельского научного объединения Migration Policy Group. Их мнение основано на анализе опроса 7000 мигрантов, который был сделан с октября 2011 по январь 2012 года в 15 крупных европейских городах. Социологический институт Migration Policy Group уже четыре года работает над проектами Европарламента. Проведенный им опрос показал, в частности, что трудности при поиске работы, связанные с происхождением, испытывают 36% мигрантов в Берлине, 47% – в Штутгарте, а в целом по «старому континенту» это значение превышает 70%.

Недостаточное владение языком, являющееся главным препятствием в поиске работы у 48% европейских мигрантов мешает жить только каждому десятому иностранцу в Германии. Как говорит уполномоченная Федерального правительства по делам миграции и интеграции Мария Бемер, «это показатель прекрасной работы языковых курсов разного уровня».

«Излишне высокая квалификация», в результате которой доценты вынуждены работать водителями такси, принципиально портит жизнь 13% жителей иностранного происхождения в Штутгарте и 18% – в Берлине. «Однако эта проблема в ближайшие годы решится сама собой благодаря вступившему с 1 апреля в силу новому Закону о признании иностранных вузовских дипломов», – считают социологи из Брюсселя.

Общие закономерности интеграции в немецкий рынок труда, выведенные социологами, мы решили проиллюстрировать на частном примере. Своим мнением поделились два переселенца. Оба живут в Баварии и работают на большой фирме, специализирующейся на сложных монтажных конструкциях.

Михаил Шмидт, 35 лет:– 10 лет назад я приехал в Германию вместе со своей женой в статусе иностранца. Найти здесь хорошую работу с российским дипломом инженера-строителя по специальности было невозможно. В том числе и по причине плохого знания языка. Поэтому сначала я пошел работать на стройку, ведь надо было зарабатывать на хлеб для своей семьи и оплачивать языковые курсы. «Отпахал» четыре года кровельщиком. Приобрел, конечно, полезный опыт. Но хорошо все-таки, что пригодились мои знания. Потому что горько было с высшим образованием работать у кого-то на подхвате подсобником. Я же не для этого сюда приехал! Потом прочел в одной газете о фирме, которая продает подержанное оборудование в страны СНГ. Меня взяли в качестве посредника, почти полтора года провел в Испании. Сложно было жить в отрыве от семьи, к тому же пришлось интенсивно учить испанский. Но знание еще двух языков кроме немецкого помогло неплохо трудоустроиться и сейчас у меня интересная работа в отделе экспорта. Что касается денег, хотелось бы больше, но пока довольствуюсь тем, что есть.

Александр Рауш, 36 лет:– На нашу фирму я попал, когда, получив стипендию в немецкой высшей специальной школе (Fachhochschule), нашел здесь место практиканта, полгода работал бесплатно. Но оказалось, что лекции немецких профессоров по экономике не имеют ничего общего с реальностью.

Шмидт:– Я попал в русский проект. Это была сложная металлоконструкция для башни в Москве. Участвовал в управлении проектом, отвечал за коммуникацию с российским филиалом, техническую поддержку, готовил документы. Законы Германии, сильно зависящей от экспорта, подстраиваются под законы стран-партнеров, чтобы облегчить возможность взаимовыгодного бизнеса.

Рауш:– Немцы – трудоголики, но им надо, чтобы задача была поставлена четко. Тогда немец, даже если у него нет настроения, берет свою волю в кулак и выполняет порученную работу.

Шмидт:– Атмосферу на предприятии можно назвать творческой. У каждого сотрудника есть своя сфера ответственности, за каждым закреплены рынки сбыта в странах, которые он курирует. От его решений зависит и состояние общего дела.

Рауш:– Мои знакомые смеялись и спрашивали, что я в Германии потерял, давай, мол, назад, здесь можно зарабатывать деньги. И они правы. В Германии все хорошо, стабильно, хватает на хлеб с шинкой, на кожаный диван и плоский телевизор. Но богатство здесь собирается поколениями. А если хочешь быстро стать миллионером и у тебя есть идеи, нужно ехать в Америку или в наши края. Когда я учился здесь в высшей школе, приезжал домой на каникулы и смотрел, чего мои знакомые достигли после университета и где я стою, то удивлялся – как такое может быть?! Уровень жизни у них гораздо выше. Я чувствовал себя по сравнению с ними бомжом.

Но мне все равно нравится работать в моей стабильной фирме, сидеть в бюро у компьютера с чашкой кофе и спокойно делать свою работу, пусть и зарабатывая при этом меньше, чем хотелось бы.

Шмидт:– Если завтра мне подвернется что-то лучшее, я держаться за свое место не буду.

 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *