Победитель

28 апреля в селе Азово в Омской области открыли бюст Бруно Рейтера, создателя и первого главы Азовского немецкого национального района. Автор «МНГ» побывала на открытии и записала воспоминания его единомышленников.

Вдова Бруно Рейтера Светлана с сыном, снохой и внуком / Евгения Гамова


Он мог бы стать ученым с мировым именем. На открытие памятника 85-летний член-корреспондент РАН Рейнгольд Рутц вспоминал, как однажды по поручению начальства начал искать молодых перспективных студентов, «желательно из сельской местности». И нашел Бруно Рейтера – в будке киномеханика в кинотеатре «Маяковский». «Он тогда учился в сельхозинституте, мы поговорили с ним, и он перевелся с полеводства на селекцию. Окончил институт с отличием, защитил кандидатскую диссертацию. В Сибирском научно-исследовательском институте сельского хозяйства с нуля создал лабораторию неселекционных методов и за несколько лет написал докторскую. Мы вместе с ним занимались генетикой и селекцией, возрождали институт после 1948 года, когда всех генетиков разбомбили и разогнали. Из этой битвы мы вышли победителями, несмотря ни на что»,  – рассказал Рутц. Защита докторской в Харькове была непростой для Бруно Рейтера: диссовет не поддержал молодого ученого. Однако Бруно Генриховича это не остановило. В 1985 году он стал доктором биологических наук, в 1988-м  – профессором.

Рейтер не ограничился созданием с нуля лаборатории. В 1992 году он основал Азовский немецкий национальный район и вместе с командой профессионалов, собранной из специалистов Омской области и Казахстана, два десятилетия его обустраивал  – возводил инженерные коммуникации, строил дороги, дома, налаживал связь. Возможно, что-то было упущено. Например, и это признавал сам Бруно Рейтер, исчезал постепенно родной язык российских немцев – их диалект. Тем не менее, по словам автора азовских учебников по немецкому родному языку 90-х Елизаветы Граф, «Бруно Генрихович понимал значимость родного языка для российских немцев и поддерживал все инициативы в этой области». «У нас был зеленый свет, мы экспериментировали и создавали образовательные программы, которые и сейчас работают в школах и детских садах Омской области и других регионов России»,  – говорит заслуженный учитель России.

Одними из главных черт характера Бруно Рейтера, по воспоминаниям его друга и соратника Эдуарда Кербера, были упрямство и борьба. Так он шел вперед. Причиной тому было осмысление несправедливого отношения к советским немцам. «Его долго угнетало отношение власти к нашему немецкому народу, признание нас шпионами и диверсантами. В 80-х годах начало создаваться общественное движение советских немцев. Бруно Генрихович вступил в крупнейшую общественную организацию «Возрождение», в которой обсуждали планы по реабилитации советских немцев. Было много мыслей, споров, – вспоминает Эдуард Кербер. – Главное, что требовали активисты «Возрождения», – восстановить Республику немцев Поволжья. Правительство шло на компромисс и предлагало создать ассоциацию немцев, которая бы защищала интересы своего народа в высших органах власти. Эдакое «правительство без территории». Бруно Рейтер понимал, что вернуть республику невозможно, поэтому согласился на такое предложение. Конечно, за этим последовали санкции от своих же – за непослушание его исключили из «Возрождения». И тогда он пошел своим путем и начал продвигать идею создания немецкого национального района – точки на карте, которую многие российские немцы смогут считать своим домом. Его создание в то непростое время – это подвиг Бруно Генриховича. Было много противников, много возражений, но он сделал свое дело».

«Никогда не забуду его реакцию на мое предложение немного остановиться и успокоиться,  – рассказывает Виктор Эйхвальд, возглавивший Региональную национально-культурную автономию немцев Омской области после Рейтера. – Бруно Генрихович довольно резко сказал мне, что это случится только тогда, когда его «вынесут вперед ногами». С тех пор я его больше не доставал своими «мудрыми» советами. У меня такое ощущение, что Бруно Генрихович Рейтер в своем неуемном стремлении к успехам хотел доказать всему миру, как ошибалась советская власть, проявив такое недоверие и неуважение к его народу. Не только его дела, но и сама жизнь стали неразрывной частью моральной и политической реабилитации репрессированных этнических немцев».

Депутат Госдумы Олег Смолин знал Бруно Рейтера еще с перестроечных времен. Говорит, что благодаря Рейтеру Азовский район превратился в одного из лидеров Омской области по многим показателям – от экономических до спортивных. «В Омской области его уважали не только немцы, но и люди всех национальностей. Я всегда глубоко доверял ему как человеку. В моем понимании Бруно Генрихович был представителем российской и советской интеллигенции. Быть может, он был немного наивным, по современным меркам дикого капитализма недостаточно хватким, но глубоко порядочным и человечным»,  – считает Смолин.

Бруно Рейтер был не самым типичным руководителем и чиновником. Часто играл в футбол на районных соревнованиях, стрелял, пел вместе с солистами ансамбля «Моника» и подыгрывал им на баяне. Когда на праздниках, во время застолий звучала его любимая песня «Едем тихо по Волге», всегда запевал. Он ведь сам родом с Поволжья, в четырехмесячном возрасте был оттуда депортирован в Сибирь. «Я прожил интересную и бурную жизнь, в которой немало радостных и печальных событий. Все они легли на страницы истории моей жизни, и по большому счету мне не в чем себя упрекнуть», – говорил Бруно Генрихович, вспоминая свое детство.

Он ушел в 2019 году и оставил после себя научные открытия, Азовский немецкий национальный район, общественную организацию и большой личный архив, в котором хранится его духовное наследие.

Евгения Гамова

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)