На личном опыте

В Германии сегодня активно работают не только волонтерские организации для приема беженцев из Украины, но и консультационные бюро для украинцев с немецкими корнями. Одним из них, центром помощи для беженцев при берлинском фонде Bunt Stiftung GmbH, руководит Никита Гейдт. «МНГ» попросила рассказать Никиту, как и кому он помогает.

Никита Гейдт (справа) дает консультацию / Из личного архива


Сейчас для украинцев, претендующих на статус поздних переселенцев, сложилась уникальная ситуация. Обычно заявитель на момент подачи документов должен проживать на территории государства, с которого он эти документы в Германию отправляет. Но сегодня по понятным причинам Федеральное административное ведомство (Bundesverwaltungsamt, BVA) разрешило украинцам подачу заявления непосредственно по прибытии в Германию. Есть и дополнительная опция – въехав в страну, можно подать на статус беженца, находиться здесь и учить язык в течение шести месяцев и только потом отправиться в приемный лагерь Фридланд. Не многие знают об этих нововведениях, поэтому мы проводим бесплатные консультации и помогаем людям составить план действий.

Самая главная ошибка, от которой мы всех предостерегаем, – сразу отправиться во Фридланд без знания языка. В памятке на сайте BVA указано, что как только кандидат в переселенцы отправляется во Фридланд, он должен быть готов доказать знание немецкого. Если он не сможет этого сделать, то в присвоении статуса позднего переселенца будет отказано. И этот отказ будет нельзя оспорить.

Для меня создание нашего консультационного центра началось с личных обстоятельств. Мой дедушка – немец, он родился в Кизеле, это Пермский край, но большую часть жизни он жил в Полтаве. Там появились на свет мои дядя и тетя, двоюродные братья и сестры. Дед всегда мечтал побывать в Германии. После начала военных действий на Украине мы с отцом позвали всю дедушкину семью к нам, в Берлин. Пришлось несколько недель убеждать их приехать, они не хотели оставлять дом и отправляться в неизвестность. Но все-таки приехали. Половина родных живет у меня, половина – у папы. И в общем-то их появление в моей жизни «спровоцировало» открытие центра для немцев из Украины.

Никто из моих родных не хочет сидеть без дела. С младшими сестрами я хожу в бассейн, тетя мне помогает в центре, а дед активно занимается немецким. Сейчас наша цель – максимально подготовиться к поездке во Фридланд, так как я хочу, чтобы у всех у них была возможность остаться тут. Первоначально они думали, что недельки две погостят и вернутся назад. Но сейчас мнения изменились.

Одна из причин тому – сегодняшнее положение украинских беженцев в Германии. Дед боялся, что будет сидеть у нас на шее. Но ему не пришлось этого делать. Государство выдает денежные пособия, проезд на транспорте бесплатный, жилье можно найти, либо в частном порядке, либо государство предложит общежитие. Для досуга существует множество культурных предложений. Германия поступила так, как человек, который увидел, что ближний нуждается в помощи, и он ее дает.

Меня часто спрашивают, а как сами украинцы относятся к такой помощи. Те, с кем я сталкивался, были приятными людьми, которые готовы не только получать, но и отдавать. Случаев, когда кто-то был недоволен или проявляет агрессию, я не наблюдал. Но вполне допускаю, что такое может быть, ведь люди оказались здесь не по своей воле. Они тут вынужденно, и это большая трагедия, масштабов которой мы пока даже не в состоянии понять.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)