Сомнительный союз

России в последний момент удалось отговорить Украину от подписания договора с ЕС. На решение президента Виктора Януковича повлияли тесные экономические связи с Москвой. Германия разочарована, но оставляет вопрос евроинтеграции открытым.

Участники студенческого восстания на Майдане против отказа Украины от евроинтеграции / gazeta.zn.ua

Сергей Сумленный / redaktion@martens.ru

«Сближение с Европой многими воспринимается как отдаление от России. Но это не так. От менталитета, предлагающего сделать жесткий выбор, надо отказаться», – заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель в конце ноября, комментируя решение Украины отказаться от подписания договора с Евросоюзом.

Почти примирительные слова, произнесенные на фоне внешнеполитического поражения, показывают, насколько важно для Германии сохранить курс на евроинтеграцию Украины. Фактически же Меркель дала понять не столько президенту Януковичу, сколько России в лице Владимира Путина, что ЕС не ставит перед Киевом жесткий выбор: Брюссель или Москва.

Договор об ассоциации с Евросоюзом, который отказался подписать Виктор Янукович (и который на саммите в Вильнюсе подписали Молдавия и Грузия), совершенно не означал намерения вступить в Евросоюз, как можно понять из эмоциональной дискуссии вокруг будущего Украины.

Аналогичные договоры с ЕС подписали в 2004 году – Египет, в 1996 году – Марокко. Разумеется, ни к какому вхождению в ЕС это не привело.

На самом деле для вступления в ЕС необходимы совершенно другие условия: низкий уровень коррупции, финансовая и политическая стабильность, соблюдение прав меньшинств, предсказуемое применение законодательства и другие параметры. Соглашение, от которого на данный момент отказалась Украина, это в первую очередь экономически-торговый договор, определяющий таможенные правила и способствующий укреплению взаимных экономических связей.

«Готовя договор об ассоциации ЕС и Украины, мировые лидеры преследовали серьезные экономические интересы», – считает Франк Шуманн, автор критической книги «Шарлатанка», посвященной политической карьере Юлии Тимошенко. По его мнению, Запад в первую очередь заинтересован в Украине как в серьезном рынке сбыта, а не в качестве базы для размещения производств. «Европейские рынки и так уже переполнены. Экономического роста можно добиться лишь с помощью экспорта собственных товаров и услуг, – пишет Шуманн. – Однако это работает, только если чужие рынки платежеспособны». И вот тут-то, по его мнению, раскручивается кредитная спираль, которая ведет Киев к зависимости.

«Украинцам, в свою очередь, нужно около 160 млрд. евро для модернизации экономики. И эти деньги они надеялись получить от ЕС», – продолжает Шуманн. Для России модернизация южного соседа за счет Евросоюза означала бы потерю экономического влияния в регионе. Более того, в случае европейской модернизации многие предприятия, работающие с нами, переориентировались бы на ЕС, что лишило бы ряд российских компаний многолетних партнеров.

Впрочем, нельзя утверждать, что в случае с Украиной подписание договора было исключительно экономическим вопросом и не имело явной политической составляющей. «Во время «оранжевой революции» 2005 года Украина продемонстрировала свою принадлежность к либеральной Европе. С тех пор Украину воспринимают как потенциальную часть европейского ценностного пространства, надеясь не допустить воссоздания российской империи, которая пугала Запад своими размерами еще со времен Ивана Грозного», – рассказывает эксперт по вопросам немецкой внешней политики Александр Рар.

Во время «оранжевой революции» 2006 года Москва действительно с большой тревогой смотрела на происходящее в Киеве и опасалась повторения подобного сценария у себя дома. Именно тогда в России были созданы массовые прокремлевские молодежные движения, а кремлевские эксперты окончательно укрепились в мысли о том, что уличные выступления оппозиции – это результат закулисных игр западных спецслужб, пытающихся установить контроль над приглянувшимся им регионом. Так в России был выбран курс на закручивание гаек в политическом пространстве.

Именно политическое противостояние сторонников интеграции с ЕС и приверженцев дружбы с Кремлем, считающих, что в ходе подготовки к президентским выборам 2015 года надо опираться на Москву, поскольку от Москвы можно получить больше денег в обмен на меньшие обязательства, вызвало многотысячные митинги на Площади Независимости в Киеве. Именно политические страхи Москвы, боявшейся потерять Украину, заставило Кремль оказывать прямое давление на Киев и угрожать введением высоких ввозных пошлин на украинские товары. По сути, такие пошлины убили бы целые украинские производства – более 90% экспорта автозавода КрАЗ направляется в Россию. Кроме того, Россия могла вспомнить уже опробованные методы давления на соседа – от объявления ряда продовольственных товаров опасными для здоровья (как было с украинским шоколадом) до приостановки поставок газа, что особенно болезненно в холодные зимние месяцы.

Маневры Виктора Януковича могут быть опасными как для него, так и для России, которая, выиграв тактическую схватку, приобрела союзника сомнительного качества. «Сейчас президент Путин будет вынужден решать финансовые проблемы Украины крупными инвестициями. И это в тот момент, когда экономика России сама трещит по швам, и денег в прежнем количестве давно нет», – полагает эксперт по вопросам Восточной Европы Инго Маннтойфель.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *