Дипломатия второго трека

Как развивается российско-германское гуманитарное сотрудничество в ковидные времена, когда число встреч и обменов стремится к нулю? Что влияет на него, помимо напряженных взаимоотношений Москвы и Берлина? Какие перспективы имеет диалог гражданских обществ двух стран? «МНГ» выслушала мнения экспертов.

DemoSlam – успешный российско-германский проект / DemoSlam


Общественным дипломатам в эпоху COVID-19 приходится нелегко. Визу в Германию россиянам просто так не получить – с марта 2020 года она выдается в исключительных случаях. Немцы с апреля 2021-го приехать в Россию могут, но решаются на поездку в пандемийные времена немногие. Впрочем, сейчас и ездить друг к другу не обязательно: практически все двусторонние мероприятия и встречи проводятся в онлайн-режиме. Однако, по мнению экспертов, не только и не столько коронавирус мешает диалогу гражданских обществ двух стран. Есть целый ряд факторов, его затрудняющих. Их перечислила научный сотрудник Сектора политических проблем европейской интеграции ИМЭМО РАН Мария Хорольская, выступая на недавней международной конференции «Умная цивилизация: партнерство НКО и НПО. Опыт и перспективы сотрудничества третьего сектора России и Германии». Мероприятие было организовано в онлайн-формате Российским государственным гуманитарным университетом совместно с Институтом «Умная цивилизация».

Во-первых, сотрудничество затрудняет российский закон об иностранных агентах. Во-вторых, немецкие некоммерческие организации (НКО) порой сталкиваются в России с прямыми ограничениями на деятельность. В частности, в мае 2021 года три немецкие неправительственные организации – «Немецко-русский обмен», «Центр либеральной современности» и «Форум русскоязычных европейцев» – были внесены в перечень нежелательных в России НКО. «Особое внимание стоит уделить запрету «Центра либеральной современности», близкого партии зеленых. Как все мы знаем, в настоящий момент эта партия (и так критически относящаяся к Москве) входит в правительственную коалицию и получила портфель министра иностранных дел и кресло вице-канцлера. Соответственно, судьба Центра не способствовала улучшению политического климата», – отметила Мария Хорольская.

В-третьих, взаимодействие представителей политической элиты Германии с российскими НКО вызывает недоверие Кремля. На то есть много причин, среди которых – европейская риторика организаций. Немецкие политики часто говорят о необходимости контактов и поддержки российского гражданского общества, одновременно критикуя действия Москвы. Из-за этого у политической элиты России складывается впечатление, что российскую власть и НКО противопоставляют и что гражданское общество в нашей стране является объектом влияния Запада.

Выступивший на конференции немецкий политолог и публицист Хауке Ритц обратил внимание на то, что важно проводить различия между НКО – чтобы видеть подлинный характер их деятельности. По его словам, есть некоммерческие организации, которые занимаются реальной деятельностью, реализуют социальные проекты, лично инициированные гражданскими активистами, и они на самом деле полезны для общества. А есть организации, которые увлекаются продвижением собственной ценностной повестки, что порой в других странах может быть воспринято неоднозначно.

Третий сектор нередко оказывается заложником политической конъюнктуры, он не лишен иммунитета против нее. Важная особенность проектов в сфере НКО заключается в том, что в их основе чаще всего лежат простые и хорошие личные, партнерские взаимоотношения. «Политические ограничения, конечно, могут создавать определенные проблемы, но поскольку занимающиеся конкретными проектами в бизнесе, в культуре, в научно-образовательной сфере люди проявляют частную инициативу, то им работать намного проще. В отличие от политиков, которые сегодня могут разрывать или охлаждать отношения, а завтра их интенсифицировать, общественные дипломаты не хотят, чтобы их сотрудничество останавливалось из-за политических сложностей. Поэтому они обычно готовы проявлять инициативу для того, чтобы оно продолжалось», – говорила руководитель информационно-прогностического центра «Институт «Умная цивилизация» Маринэ Восканян. Успешным примером тому являются два российско-германских проекта, которые были представлены на конференции. Это клуб германо-российской дружбы «Club FORUM» и диалог DemoSlam.

Корни первого проекта уходят аж в 1995 год, когда участники III семинара молодых лидеров, который ежегодно проходит при поддержке Германо-российского форума, захотели продолжить общение и создали Club FORUM. Сегодня это эффективная нетворкинг-площадка. Люди, которых связывает интерес к российско-германским отношениям, здесь могут не только наладить полезные профессиональные контакты, но и найти друзей.

«Мастерская взаимопонимания» DemoSlam работает с 2018 года. В рамках встреч его участникам предлагается узнать, что вообще понимают обе стороны под диалогом, под взаимопониманием, как трактуют другие базовые понятия, столь необходимые для межкультурного и межличностного общения. «Такие проекты, где люди делают что-то вместе, при этом понимая, что у них есть различия в ценностях, в образе жизни и в каких-то представлениях о том, как должна быть устроена жизнь, но уважая отличия друг друга и отличия своих стран друг от друга, очень важны. Это ценный опыт, которому на самом деле могли бы поучиться у общественной дипломатии и у гражданского общества настоящие политики и дипломаты», – отметила Маринэ Восканян.

В свою очередь важным условием для сотрудничества гражданских обществ ведущий научный сотрудник Отдела социальных и политических исследований Института Европы РАН Екатерина Тимошенкова считает его осуществление на равноправной основе. По ее словам, до начала украинского кризиса, за которым последовали антироссийские санкции, немецкие НПО и фонды всегда практически полностью финансировали мероприятия с российским участием, которые проводились как на территории России, так и в Германии. В России не было достаточно продуманной разветвленной сети контрагентов НПО или фондов, которые бы могли выступить партнерами. Если взять такие российские НПО, как Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова или фонд «Русский мир», то они по сравнению с немецкими фондами или с тем же Гёте-институтом очень молодые, они были созданы не так уж давно. «И хорошо, что они были созданы. Институт Европы регулярно рекомендовал в своих публикациях и аналитических материалах создать такие структуры. Потому что в гуманитарном сотрудничестве нужны равноправные партнеры, которые будут иметь свое финансирование и возможность проводить свои мероприятия. Невозможно было просить немецких организаторов быть спонсорами проекта и при этом ожидать, что они встанут на нашу позицию», – считает Екатерина Тимошенкова.

Что касается перспектив двустороннего гуманитарного сотрудничества, то областей, где немецкие и российские НКО могли бы успешно развивать совместные проекты, достаточно. Так, Мария Хорольская указывает на сферу науки и образования, имеющую наибольший потенциал для сотрудничества, который пока еще недостаточно реализован. Эта сфера является наименее политизированной и, соответственно, позволяет сохранять контакты на уровне граждан. Большой потенциал эксперт также видит в разного рода совместных проектах, диалогах, триалогах немецких и российских Think tanks (в том числе институтов РАН), так как в рамках дипломатии второго трека могут обсуждаться сложные внешнеполитические вопросы.

Напомним, что вторым треком называют консультации на неформальном, неправительственном уровне с участием экспертов и общественных деятелей. Он важен, но не заменяет первый трек – диалог сторон на официальном уровне. Январская встреча глав МИД России и Германии дает надежду на его продолжение.

Фемида Селимова

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)