Дама с собачкой

«МНГ» продолжает серию материалов о беженцах из Украины. В этот раз наш автор записала рассказ киевлянки Светланы, которая планирует строить новую жизнь в Германии. В немецкой столице она оказалась вместе со своим песиком Барни, также ставшим героем этой истории.

Майк, Барни и Светлана / Юлианна Мартенс


День знакомства со Светланой я помню очень хорошо. Это было 13 марта, я после долгой паузы решила выйти погулять в город с собакой. Встретилась с подругой, мы пошли на блошиный рынок в районе Фридрихсхайн. Там было многолюдно, и я взяла собаку на руки. Вдруг увидела такую же мальтийскую болонку на руках у женщины. Откуда-то возникла уверенность, что хозяйка собаки приехала недавно, и не откуда-нибудь, а из Киева. Я сказала ей: «Здравствуйте», она улыбнулась и ответила: «Здравствуйте!» так, будто мы знакомы 100 лет. Мы разговорились и обменялись номерами.

С тех пор все время созваниваемся и ходим друг к другу в гости, а наши собаки очень подружились.

Светлана действительно родом из Киева, у нее двое детей: сын Игорь и дочь Александра. Она 32 года работает, точнее работала, заведующей архивом Киевского метрополитена.

Я вообще не думала, что буду уезжать и тем более не собиралась в Германию. Сын оставался в Киеве, и я с ним. Но он же и «уговорил» меня на эту поездку. 1 марта вызвал такси и сказал, что у меня есть 7 минут на сбор вещей. В чем из дома вышла, в том и уехала – практически ничего с собой не брала, потому что не думала, что окажусь так далеко от дома.

Нам повезло, что мы попали на поезд, который шел на Западную Украину, это была чистая случайность. Я успела войти, а мой сын и его девушка не смогли.

Я попросила проводника, чтобы он их «втянул». На перроне осталась толпа с квадратными глазами, все хотели попасть именно на этот поезд.

Ехали в тесноте. В купе у нас были женщина с мужем, большой собакой и кошкой. Мой сын тоже взял с собой свою собаку породы чау-чау, а я Барни – получилось такое «зоокупе». Соседи ехали в Германию к дочери. Я подумала, что мне тоже стоит попробовать туда доехать, ведь у меня в Гамбурге есть знакомые.

Первой нашей остановкой был Львов. Моя дочь сейчас там живет в маленькой съемной квартире. Остаться у нее я не могла, просто нет места, а снять отдельное жилье было невозможно – цены сумасшедшие. И я решила ехать дальше, в сторону Германии. Сын остался на Украине, поехал в Воловец, у него там живут знакомые, которые работают в отеле, в нем его на первое время и поселили. Сейчас он в Ужгороде со своей девушкой.

Во Львове я семь часов не могла сесть на польский поезд. В эти часы ожидания Барни получил травму, может кто-то на него наступил, – у него был вырван коготь. Пришлось разодрать на «бинты» скатерть, которую я взяла с собой из дома на случай, если нужно будет постелить на полу.

Спустя трое суток поезд прибыл в Берлин. Я была настолько уставшей, что до Гамбурга бы не доехала. На главном вокзале нас очень тепло встретили волонтеры, накормили и выдали вещи первой необходимости. Еще там было очень много людей, в том числе и пожилых, что меня поразило, готовых предоставить свои комнаты или квартиры. Волонтеры распределили меня к Майку.

Говорит Майк, сотрудник Deutsche Bahn: «У нас в Германии все хорошо, и нам следует этим делиться с другими. Это мое личное мнение. Для меня не было проблемой пригласить к себе пожить человека с собакой. Напротив, я считаю поступок Светланы очень важным – взять с собой четвероногого друга, не бросить его в такой ситуации!

Я подружился с Барни, мне нравится вот так втроем – я, Светлана и Барни, гулять. Я как-то прикипел к ним сердцем. Мы много вещей делаем вместе. Сегодня Светлана испекла вкусный пирог, очень здорово попробовать что-то новое из другой культуры».

Мы живем в квартире Майка в очень милом доме старой берлинской постройки в районе Пренцлауэр-Берг. Мы хорошо уживаемся и делаем многое вместе по дому. Недавно ездили в магазин выбирать ему ковровую дорожку в прихожую, я помыла и обустроила его кухню, мы готовим еду вместе.

Самое сложное – языковой барьер. Майк не знает русского языка, а я не знаю немецкого, мы общаемся через онлайн-переводчика или жестами. Иногда переводчик может настолько сильно исказить фразу, что вместо диалога начинаются шарады.

Майк очень мне помогает. Он даже помог моей подруге, которая была проездом в Берлине. Купил ей билет в Баварию, помог заселиться в отель. Я очень ему благодарна. Он везде со мной ходит, занимается моими документами, водит вот по барахолкам, как я понимаю, здесь это очень модные места. Я чувствую его поддержку, он старается, чтобы я не ощущала себя в чем-то ущемленной. А еще он сильно сдружился с Барни, который ведет себя здесь как хозяин дома, он даже слушаться стал больше Майка, чем меня, не отходит от него и ждет с работы.

В Германии я уже больше месяца, но мне до сих пор снятся кошмары. Что будет дальше, я не знаю. Дети говорят, чтобы я осталась здесь. Сложно пока об этом думать. Языка у меня нет, цены, по сравнению с Киевом, здесь очень высокие. Я получила пособие, но чувствую себя при этом очень странно. Захожу в магазин и понимаю, как все дорого, начинаю вспоминать, что все осталось дома, а здесь у меня ничего нет.

Кто-то уже начал возвращаться обратно на Украину, и, конечно, я бы тоже хотела вернуться домой, в свою жизнь. Но на днях получила документ о разрешении на пребывание и работу в Германии в течение двух лет, поэтому, ско­рее всего, я останусь здесь и попробую построить новую жизнь.

В Берлине я постоянно с кем-то знакомлюсь, получаю информацию или помощь от разных людей. Вот так через знакомых я нашла бесплатные курсы немецкого языка, хотя сейчас их найти в городе очень сложно, слишком много людей, которым они тоже нужны. И, конечно, я уже задумываюсь о том, чтобы найти свое жилье, не хочется стеснять Майка, он и так сделал для меня очень много. Я знаю, что с жильем в Берлине большие трудности, поэтому, возможно, придется рассматривать вариант переезда в город поменьше.

Записала Юлианна Мартенс

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)