Минус на минус дает… минус

Виктор Шлегель родился в Ташкенте, в немецко-русской семье. В девятилетнем возрасте переехал в Германию. Окончив факультет информатики Университета Пассау, отправился в Англию, где в настоящее время, будучи докторантом университета Манчестера, работает над созданием систем искусственного интеллекта. Для «МНГ» молодой ученый рассказал о своем отношении к выходу Великобритании из ЕС.

Одни протестуют против брексита по схеме Мэй, другие – ­против любых сделок с Европой, третьи – за Европу / © Джастин Гриффитс-Уилльямс / РИА Новости

Конечно, я могу делиться лишь своим личным мнением о брексите. Но оно совпадает со мнением многих студентов, преподавателей, докторантов университета Манчестера. В общем, это довольно распространенная позиция, по крайней мере, в среде интеллигенции.

Ситуация абсурдная. Это последствие популистской выходки, о которой уже забыли: консерватор Дэвид Камерон с идеей референдума о членстве Великобритании в Евросоюзе достиг поста премьер-министра, активно агитировал за сохранение членства, но результат получился противоположным, и он сразу подал в отставку. Вместе с ним ушли и многие из тех, кто, по идее, должен был организовать выход страны из союза. Тереза Мэй возглавила правительство, когда никто не хотел занимать этот пост и разгребать гору проблем, порожденных референдумом.

Ее идея сделки с ЕС по брекситу не находит поддержки, но и выхода без сделки тоже многие не хотят. Все становится нереальным. Например, Британия хочет выйти из внутреннего рынка Евросоюза, но при этом не устанавливать границы, в том числе таможенной, с Ирландией. Но ведь одно исключает другое!

В кругу образованных людей господствует такое мнение, что головную боль брексита доставили малообразованные, не способные рассчитывать на несколько ходов вперед, имеющие немало выгод от европейской интеграции, но к Европе относящиеся свысока и не понимающие, что без нее хуже. Есть и образованные сторонники брексита, но у них пофигистская позиция: мол, пусть будет хуже, главное, чтобы нам вернули нашу свободу. Общество расколото, малообразованную «массу» сильно ругают. Гораздо сильнее, чем в Германии или в Америке, где мне приходится бывать по работе. На митингах и собраниях этого не услышишь, но в неформальном кругу, во время застолий – очень даже!

Ситуация не только непонятная, но и бестолковая. Внесистемная, выражаясь на языке моей профессии. Люди толпами идут на демонстрации против брексита по схеме Мэй, другие толпы демонстрируют против любых сделок и против Европы, третьи за Европу. То есть сторонников того брексита, который видится правительству, вообще нет, кроме самого правительства. Вот план сделки и третий раз провалился в парламенте. Предлагают убрать Mэй и провести парламентские перевыборы. Но думаю, этого тоже не будет – времени не хватит до 22 мая. Да никто и не хочет занять место Мэй.

Рядом со мной работает и учится немало людей из стран Евросоюза. Они заняты на основе совместных европейских проектов. И озабоченно чешут голову: а что будет завтра? Не свернут ли проекты? Пока ничего не ясно. Вроде бы наши позиции твердые, так как деньги были выделены в начале проектов на всю их продолжительность. Но все равно люди разочарованы. В университете многие научные проекты финансируются через ЕС или совместно с ним. Денег будет меньше – кто от этого выиграет? А следующим докторантам, которые рассчитывают на новые проекты и участие в них, дорога вообще может оказаться закрытой. Проиграет и университет, поскольку сократится приток научных кадров.

Тем, кто приехал из третьих стран, тема брексита вообще непонятна и безразлична. Для них ничего не изменится, и они чувствуют себя здесь лучше, чем, например, в Шри-Ланке, где ситуация постоянно на грани гражданской войны, или в Бразилии.

Да и в любом разговоре, если честно, тема брексита не является первостепенной. Нас, европейских иностранцев, она, по большому счету, не пугает – в крайнем случае, вернемся к себе домой. Англичанам она надоела – сплошная путаница и неподвижность.

Но есть предощущение потерь. Если брексит состоится, то определенно пострадают те, кто живет вне столичных центров, где-нибудь в Уэльсе, в старых деревнях, где раньше добывали уголь. На поддержку этой среды Евросоюз по программе развития направляет деньги. Лондон этого делать не будет. В Великобритании вся политика и хозяйство очень централизованы, сфокусированы на Лондон. Жителям того же Манчестера это не нравится. Недавно новый мэр Эндрю Бернем выступил с пламенной речью: больше деволюции и децентрализации!

И кстати! На каких машинах ездят англичане? Мало кто на «ягуарах» – дорого. В основном на немецких, французских, итальянских. Или на японских, но тоже произведенных в Евросоюзе. В супермаркетах много немецкой колбасы, ветчины, молочных продуктов по той же цене, что и в Германии. Немецкое пиво в почете, но здесь оно значительно дороже. А с выходом из ЕС цены взлетят непредсказуемо. Либо вообще образуются товарные бреши. Уж сейчас авиакомпания Ryanair остановила рейсы из аэропортов Германии, Австрии, других европейских стран. Английские производители останавливают отгрузку своих товаров на континент. Ну и кому это надо?

Записала Елена Шлегель

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)