«За успех нашего безнадежного дела!»

Общественная организация немцев Казахстана «Возрождение» отмечает 30-летие. Праздничные мероприятия пройдут 27–28 сентября в столице республики Нур-Султане. В канун юбилея председатель попечительского совета общественного фонда «Казахстанское объединение немцев «Возрождение» Альберт Рау впервые дал интервью «МНГ».

 

Альберт Рау / Аскар Ахметуллин


Персона

Альберт Рау родился 1 сентября 1960 года в поселке Валерьяновка Тарановского района Кустанайской области. Окончил Рудненский индустриальный институт по специальности горный инженер-электрик, Российскую академию государственной службы. Доктор экономических наук. Политический государственный деятель Казахстана. Аким Акмолинской области (2008–2010), первый вице-министр по инвестициям и развитию РК (2014–2017). С 2017-го – депутат Мажилиса парламента РК, председатель попечительского совета общественного фонда «Казахстанское объединение немцев „Возрождение“». За развитие германо-казахстанских отношений награжден Большим федеральным крестом «За заслуги» (2016).


Что вы берете за точку отсчета, отмечая сейчас в Казахстане 30-летие «Возрождения»?

Точкой отсчета для нас служит создание Всесоюзного общества советских немцев «Возрождение» в марте 1989 года. Это был единый порыв, одно общее движение в Советском Союзе, и мы не отделяем себя от него. На тот момент в Казахстане проживала почти половина всех советских немцев – около миллиона. Многие из тех, кто отстаивал права советских немцев, кто входил в делегации, которые еще в 1964-м ездили в Москву, жили здесь. В Казахстане был большой интеллектуальный потенциал немцев.

А вы где были в то время?

Я пришел в немецкое движение чуть позже – в 1990 году. Тогда я работал на горнодобывающем предприятии в Лисаковске Кустанайской области. 15% населения города на тот момент составляли немцы, в пригородном поселке горняков – более 25%. Это тысячи людей. Конечно, две трети из них, как и везде, потом выехали. Когда впервые немцы города стали открыто собираться, пожилые сказали: «Вот вы, молодежь, у вас высшее образование, вы грамотные, вы и действуйте!». Вот так я попал в движение. До избрания меня председателем горсовета депутатов в 1992-м я возглавлял городское общество немцев. Был делегатом 1-го съезда советских немцев в Москве – и в марте, и в октябре 1991 года.

Немецкое население Казахстана за 30 лет сократилось примерно на 800 тыс. человек. Как вы относитесь к такому массовому исходу?

Вот казахи часто мне говорят: ну почему немцы уехали! Многие сожалеют, понимают, какой огромный потенциал – интеллектуальный, профессиональный – был утерян. Я им объясняю: «Это как плотина. Столько лет она запретами и ограничениями сдерживала горечь, обиду, страдания немецкого народа. И тут ее прорвало!» Сейчас трудно передать ту обстановку неопределенности, которая была в начале 1990-х, тем более после развала Союза… Уезжали родственники, друзья, одноклассники. Они не знали – нужно им это или нет, но общая волна их уже подхватила и несла.

Запомнилось, как на съезде в марте 1991-го немцам, в кои-то веки собравшимся вместе, Кремль велел разъезжаться по домам. Тут эмоции зашкаливали! Собрались в клубе какого-то завода и давай митинговать: или автономия или Калининград! Нет – Германия! В августе Ельцин, будучи в Казахстане, пообещал прийти на съезд, перенесенный на октябрь. «Только смерть мне помешает», – сказал. Когда он в октябре не пришел, один из наших дедов вышел на сцену и говорит: «Предлагаю выразить соболезнование – Ельцин умер». [Тогдашний уполномоченный правительства Германии по делам переселенцев Хорст] Ваффеншмидт чуть со стула не упал: «Как умер?!». «Ну, он же сказал, что только смерть помешает ему прийти». Это было. Мы это помним. И помним также, как тот же Ельцин предложил Капустин Яр вместо автономии на Волге. Одно на другое наложилось, и все вылилось в огромные очереди у немецкого посольства.

Вы не поддались общей волне?

Меня все спрашивали: «А ты почему сидишь? Ты язык знаешь. У тебя образование есть. Ты-то там точно не пропадешь». Когда меня в 1994 году назначали главой моего города, которым я потом руководил десять лет, тоже говорили: «Да он уедет!». Брать на себя такую ответственность и готовиться к переезду? Я никогда не подавал документы на переезд. И не жалею – я максимально себя реализовал в Казахстане во многих сферах.

С президентом Германии Франком-Вальтером Штайнмайером / Общественная организация немцев Казахстана «Возрождение»

Какие вехи в истории общества немцев «Возрождение» вы бы назвали?

Безусловно, открытие Немецкого дома в Алма-Ате 25 лет назад. Такая институциональная поддержка способствовала укреп­­лению общества. Другая веха – формирование самоорганизации практически во всех областях, где живут немцы, систематизация проектной работы в их пользу. Вехой можно назвать и кризис, раскол в головной организации три года назад. Для его преодоления и недопущения подобного в будущем мы реформировали «Возрождение». Разделили представительские и исполнительные функции, сделали организацию более открытой. Подтянули молодежь, привлекли сторонних экспертов и провели глубокий анализ нашей деятельности.

Что говорят эксперты?

Говорят о закостенелости структур региональных организаций, низкой обновляемости кадров, об иждивенчестве. Думаю, в России аналогичная ситуация. Региональные структуры замкнуты только на тех мероприятиях, которые финансируются Германией. В проекте программы, над которой мы работали, предусмотрено, что будет больше мероприятий, на которые мы должны сами искать финансирование. Сейчас мы занимаемся тем, что консолидируем предпринимателей, поддерживаем их, развиваем обмен информацией и кооперацию. Я семь лет отвечал в правительстве Казахстана за развитие экономических связей республики с Германией. Естественно, я хочу, чтобы все мои связи работали и на диаспору. Не только в гуманитарной сфере, но и в экономической.

Альберт Рау: «Молодежь, образование, сохранение языка – вот наша национальная идея». На фото: участники Республиканского молодежного летнего лингвистического лагеря Jugendtreff.kz 2019 в Баянауле в августе 2019 года / Общественная организация немцев Казахстана «Возрождение»

Когда лидер диаспоры одновременно депутат Мажилиса парламента Республики Казахстан, это неоспоримое преимущество для нее.

Без ложной скромности могу сказать, что достиг всего, чего мог достичь немец в Казахстане за последние 25 лет. Доктор наук, лауреат госпремии, вице-министр, губернатор области. Поэтому у меня есть внутренняя мотивация использовать свой авторитет и потенциал на благо немецкого сообщества. Например, нам удалось переломить ситуацию с немецким языком. Вы, наверное, слышали, что девять лет назад у нас в школах ввели трехъязычие – оставили только казахский, русский, английский. И немецкий стал вымываться. Это наша общая вина: мы должны были тогда консолидироваться и отстоять его. С себя тоже не снимаю ответственности – в то время я работал в правительстве. Год назад благодаря моим взаимоотношениям в правительстве и последовательной позиции нам удалось вернуть возможность школьникам (и их родителям) выбрать в школе немецкий язык. Восстанавливать всегда трудно. Не хватает учителей, учебников. Но главное – это желание людей! В той школе, где учились мои дети, которые, кстати, знают и английский, и немецкий языки, немцы – родители нынешних первоклассников, говорят: «Зачем нам немецкий? Мы в Германию не собираемся». Поэтому нам надо консолидироваться вокруг языка! Программа развития, которую мы предлагаем, целиком состоит из таких проблем и решений. Мы ее как раз и представим на мероприятии, которое пройдет в конце сентября.

С каким чувством вы встречаете юбилей?

С чувством большой ответственности и большой озабоченности. Иногда я шучу: «Выпьем за успех нашего безнадежного дела!». Потому что понимаю, насколько всё сложно. Потеряно много времени. Потеряно несколько поколений – поколений, которые не учили язык в школе. Все говорят: «Нужна национальная идея!». Какая идея?! Молодежь, образование, сохранение языка – вот это и есть национальная идея.

Беседовала Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)