Бизнес на пантах

В Алтайском крае существует необычный вид сельского хозяйства – мараловодство. Фермеры огораживают земли и «селят» на них маралов – благородных оленей. Об особенностях разведения таких оленей и радости общения с дикой природой «МНГ» рассказали мараловоды - российские немцы Антон и Юлия Метла.

Маралы и пятнистые олени свободно гуляют по территории хозяйства Антона и Юлии Метлы / Из архива супругов

Любава Винокурова

Видели ли вы когда-нибудь мульт­фильм «Бэмби»? У главного героя олененка по кличке Бэмби белые пятнышки на рыжей шерстке. Так вот Бэмби – это марал. С возрастом пятнышки пропадают, отрастают огромные рога и сильно увеличивается вес. Взрослый олень весит примерно 250-300 кг.

Популяция «Бэмби» могла бы исчезнуть еще двести лет назад, если бы не мараловоды, занявшиеся разведением этих животных.

Марал – эндемик, он живет только на Алтае и самое ценное, что может отдать человеку – это рога. В начале XIX века браконьеры охотились на этих животных исключительно ради рогов: их продавали в Китай, где они использовались и используются в восточной медицине. Истребление маралов удалось прекратить предпринимателям, начавшим в середине XIX столетия открывать оленеводческие хозяйства – маральники и применять гуманные технологии добычи рогов: их один раз в год спиливают, а на их месте отрастают новые. Сейчас 80% всех маралов России живут на Алтае.

Фермерское хозяйство Антона и Юлии Метла пока не имеет столетней истории, но является примером модного сегодня экотуризма. Антон родился в семье российских немцев. Его бабушка по отцовской линии, Елизавета Витмер, была немкой. Она родилась на Украине, во время войны была угнана в Германию, а затем репатриирована и сослана в Сибирь. В ссылке появился на свет отец Антона – Анатолий Метла. «В ссылке бабушку привлекали в качестве переводчицы. Иногда она помогала нам делать домашние задания по немецкому языку. А так говорить стеснялась. Нет, правильнее сказать не стеснялась, а боялась», – рассказывает Антон. После снятия всех ограничений на передвижение для российских немцев семья никуда переезжать не стала, осталась в Сибири.

Родители Антона помогают присматривать за фермой. У семьи несколько фирм, и все они связаны с развитием туризма в Алтайском крае: пассажирские перевозки, экскурсионное бюро, турбаза, пантоцентры и то самое фермерское хозяйство – маральник «Алтай».

Антон Метла держит в руках рог марала / Из личного архива

Разведение оленей начиналось как хобби. «В начале 2000-х мы купили участок земли между Белокурихой и Горно-Алтайском. Построили там дом, завели пасеку, вырыли озеро. Потом подумали: а заведем-ка животных. Огородили часть территории, привезли семь маралов, и стало так хорошо! Выходишь утром на крыльцо, а тут олени травку кушают», – вспоминает Антон. Постепенно территория хозяйства расширялась, и сейчас по ней свободно гуляют 120 маралов и пятнистых оленей! «Они неприхотливы в уходе. Территория огораживается высокой сеткой, чтобы уберечь оленей от волков. Летом олени на выпасе, а на зиму мы косим сено, закупаем овес. Маралы становятся почти ручными и даже спокойно подходят к станку для спиливания рогов», – рассказывает супруга Антона Юлия.

На территории хозяйства предприниматели открыли туристическую базу. Гости могут летом наблюдать за оленями и принимать пантовые ванны. Этот вид процедур очень популярен у сибиряков.

Главная статья доходов от мараловодства – это рога или по другому – панты. Их спиливают в начале лета, в период ежегодного роста. Молодые рога содержат большое количество полезных веществ, которые укрепляют иммунитет и продлевают молодость. Антон заверил, что никаких болезненных ощущений в процессе спиливания животные не испытывают. Они бы все равно сбросили рога, но к весне, когда никаких полезных элементов в них уже не осталось. Из пантов варят бульон. В этом бульоне туристы купаются в пантоцентрах. Удовольствие недешевое: около 1500 руб. за одну ванну, а для имунноукрепляющего эффекта, по словам Юлии, нужно принять не меньше десяти ванн. Из рогов и крови марала предприниматели также делают БАДы (кровь называют донорской, поскольку процедура сдачи у оленей примерно такая же, как и у человека) – пантогематоген и слайсы – тонконарезанные рога, из которых можно делать настойку или заваривать чай.

Марал – символ Алтая, но бурному развитию мараловодства мешают отсутствие контроля над качеством продукции. «Товары сертифицируются, но никто не сверяет состав на этикетке с реальным содержимым», – объясняет Антон. В магазинах легко можно наткнуться на контрафакт, а разброс цен на одинаковые продукты может быть от 100 до 10 тысяч рублей.

«Мы недавно были на всемирном съезде мараловодов. Знаете, сколько маралов живет в Новой Зеландии? Два миллиона! А у нас двести тысяч на всю Россию. Проблем в нашей сфере существует множество, а никто их на законодательном уровне решать не хочет», – сетует Антон.

Супруги развивают бизнес на собственные средства. Недавно открыли на алтайском курорте Белокуриха пантоцентр, а в планах создание сети таких центров по всей стране.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)