«Скользили, падали, но продолжали идти вперед»

2 февраля в России будут отмечать 80-летие завершения Сталинградской битвы, положившей начало коренному перелому во Второй мировой войне. Мало кто знает, что важный вклад в победу на Волге внесли российские немцы.

Мемориал строителям участка Свияжск - Ульяновск в Буинске


Немцы жили в Поволжье с 1760- х годов. В 1941-м немецкое население региона – почти полмиллиона человек – переселили в восточные районы страны. А весной 1942-го более 20 тыс. немцев опять оказались в этих краях, но уже будучи трудмобилизованными. Их задействовали на строительстве 978-километровой железнодорожной магистрали Свияжск – Сталинград. Новая железная дорога позволила перебрасывать бойцов, технику и боеприпасы к Сталинграду. По ней вывозили раненых, оборудование и граждан.

Лагерь для железной дороги

О том, как строили эту дорогу, подробно рассказывает недавно вышедшая в Ульяновске книга «Волжская рокада». Так называли железную дорогу в период Сталинградской битвы. Решение о ее строительстве было принято в январе 1942 года. Планировали построить участки Саратов – Сталинград и Ульяновск – Саратов. Чуть позже добавили еще один – 202-километровый участок от Ульяновска до Свияжска, города под Казанью.

Именно для его строительства и был в феврале организован Волжский исправительно-трудовой лагерь (Волжлаг НКВД). В течение марта – апреля в лагерь предполагалось направить 20 тыс. мобилизованных немцев и 15 тыс. заключенных. Лагерные пункты создавались вдоль будущей трассы на территориях Ульяновской области и Татарской АССР.

В Волжлаг попали немцы, которые были депортированы в Сибирь и Казахскую ССР или ранее там проживали. Историк Аркадий Герман из Саратова обращает внимание на то, что вскоре контингент лагеря пополнили и немцы, проживавшие в ближайших регионах и по различным причинам не подвергнутые ранее депортации. Например, из Пензенской области, Оренбуржья. К августу в лагере насчитывалось 23,3 тыс. немцев-трудармейцев.

Трудмобилизованные были заняты на лесозаготовке, укладке шпал, строительстве мостов, сельскохозяйственных работах в совхозе им. Сакко и Ванцетти (он обеспечивал продовольствием всех занятых на строительстве), на других работах. Труд по большей части был ручным, с использованием носилок и тачек, вручную укладывались и рельсы, условия для жизни и работы были очень тяжелыми.

Бревна таскали на себе

Москвичка Нина Лебедева вспоминает, как узнала о том, что ее отец, Андрей Фот (1921–2006), участвовал в строительстве участка Свияжск – Ульяновск: «Я  тогда училась в железнодорожном институте, приехала после практики домой на каникулы и стала увлеченно рассказывать, как сейчас строят железную дорогу. А папа – он всю жизнь, с 1939 года, на Алтае учителем работал – с интересом меня расспрашивает. „Надо же, – говорит,  – а мы бревна на себе таскали, шпалы сами укладывали…“ Вот это для меня было открытием! И тогда я попросила его записать воспоминания…» Отрывки из них вошли в книгу «Волжская рокада». Так, там приводятся такие слова Андрея Фота: «…Работали с пяти утра до девяти вечера, долбили ломами мерзлую землю, носили бревна по 6–7 километров, вывозили грунт. Работа на трассе не останавливалась, невзирая на дождь. Был такой лозунг: „На трассе нет дождя“… Тачку возили вдвоем, на подъеме тянули крюком. Мы скользили, падали, но продолжали идти вперед. Столько, сколько перевозил человек за день, на лошади не перевезут за сутки».

Сама Нина Лебедева сейчас в память об отце готовит информацию о строителях рокады для музейной экспозиции в Буинске, где расположена одна из станций участка Свияжск – Ульяновск. Надеется, что там появится стенд, посвященный немцам-трудармейцам, участвовавшим в строительстве железной дороги.

А еще она мечтает о книге, которая увековечит подвиг советских немцев – строителей Волжской рокады. В нее могли бы войти и воспоминания часовых дел мастера из села Неудачино Абрама Штеффена (1924–2011). Он в книге воспоминаний «Кое-что о деревне» очень подробно рассказывал, как трудармейцы землянки себе рыли, нары строили, картофель воровали, брюки из мешка шили, как их агитировали трудиться на благо Родины.

О строительстве без подробностей

Участок железной дороги от Саратова до Сталинграда (а именно от Саратова до Камышина) строили заключенные и около 4500 мобилизованных немцев – бывших военнослужащих. Они сначала находились в Саратовском ИТЛ, а с сентября 1942 года – в Приволжском исправительно-трудовом лагере (Приволжлаг). Центром лагеря был бывший немецкий город Бальцер, в мае 1942 года его переименовали в Красноармейск. Аркадий Герман говорит, что об этом лагере и немцах, которые там находились, почти ничего не известно.

Всего в ударном строительстве Волжской рокады приняли участие около 100 тыс. человек. Помимо трудармейцев и заключенных, это инженеры, железнодорожники, военные строители, эвакуированные, местные жители. Вся рокада была введена в эксплуатацию 10 ноября 1942 года, после того как были завершены работы на участке Свияжск – Ульяновск. 19 ноября началась Сталинградская стратегическая наступательная операция «Уран», которая продолжалась до 2 февраля 1943 года, до победы советских войск.

Маршал Георгий Жуков в своих мемуарах отмечал, что «сооружение Волжской рокады обеспечило резервами и во­­оружением всю Сталинградскую битву, ознаменовавшую собой коренной перелом в ходе войны». Рокада сыграла свою роль в восстановлении разрушенного Сталинграда. Магистраль и сегодня продолжает свою работу.

До недавнего времени о Волжской рокаде говорили мало, без подробностей, потому что в ходе строительства использовались людские ресурсы ГУЛАГа. Ни до, ни после Волжской рокады подобными темпами железных дорог такой протяженности не строили, тем более в условиях военного времени.

«2 февраля 1943 года нас вывели всех из землянок, построили. Утро, еще темно, на улице буран. Наш политрук (я тогда его в первый раз увидел) торжественно сообщил, что наши войска полностью разгромили фашистов под Сталинградом и советская армия преследует отступающего противника. Это был первый раз, когда с нами вообще разговаривали о делах на фронте. Отношение к нам немного изменилось, появился фельдшер…» – писал Андрей Фот в своих воспоминаниях.

Ольга Силантьева

Tolles Diktat 2024
 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)