Обратная сторона модели

Что представляет собой российская экономическая модель и что можно предпринять для модернизации экономики, отечественные и немецкие эксперты обсудили в ходе дискуссии, организованной представительством Фонда Конрада Аденауэра в Москве.

Символом модернизации России является „Сколково“ / РИА Новости

Российский взгляд

Леонид Григорьев, главный советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ:

«Происхождение российской экономической системы экзотично. Я недолго работал в правительстве Егора Гайдара, когда основная масса консультантов были англосаксами и идеи были англосаксонскими при нашем континентальном праве.  Россия имеет кое-что от азиатской системы, кое-что от европейской. У нас бизнес хочет быть англосаксонским, население хочет жить в Европе, а политики предпочитают порядки Азии. «Социализм» в Европе, который нам хотелось бы перенести сюда, держится на 25 и более тысячах долларов ВВП на душу населения, а у нас  15 тысяч. И слишком образованное население для такого ВВП. Поэтому все нестабильно: майдан в головах, даже если он не выплескивается на улицу. Социальное немецкое общество находится от нас в таком отдалении, что я совсем расслабился бы на поколение. Но англосаксонская модель могла бы быть совместима с разумной социальной политикой, которая давала бы ощущение людям, что они все-таки живут именно в Европе».

Евгений Гонтмахер, замдиректора Института мировой экономики и международных отношений РАН:

«Все принципы социально-рыночной экономики, которые действуют в Германии, в России не действуют. Германия – это социально-рыночная модель. Когда писали Конституцию 1993 года, взяли за основу немецкую модель: Россия – это социальное государство. Но в России почти нет социального государства. У нас на рынке труда самое большое количество мест – так называемые «плохие рабочие места». Две трети занятых, как бы ни работали, обречены получать небольшие деньги и не в состоянии стать средним классом. В Германии средний класс, по разным оценкам, составляет порядка 50 – 55 процентов. В России, даже по самым оптимистическим оценкам, – 20. Наличие массивного среднего класса – один из признаков того, есть ли социальная модель в стране. Модель, которая у нас формируется (типа Китая), не способствует нашему экономическому развитию. Видимо, возможная для нас модель – это микст. Социальная составляющая должна быть ближе к Германии, а экономическая – ближе к США. Это связано с масштабом страны и децентрализацией жизни, которая нам необходима больше, чем европейским странам».

Немецкий взгляд

Герд Ленга, адвокат, отвечающий за стратегическое развитие группы КНАУФ в СНГ:

«Мы увереннее, потому что мы – практики. Мы работаем здесь и работаем успешно. Не впадаем в пессимизм, а находим решения. Согласно последнему аналитическому докладу Всемирного банка «Ведение бизнеса в 2014 году», Россия улучшила свои позиции и поднялась с 112 до 92 места. Возможно, это небольшие улучшения. Но это то, с чем сталкиваются бизнесмены, работающие здесь: упрощение получений разрешений на строительство, регистрации собственности, подключения электричества и так далее. Эти сложности постоянно вызывали критику со стороны потенциальных инвесторов, и теперь они частично устранены. Российская экономика имеет структуру, не сравнимую с немецкой. В Германии меньше двух процентов крупных предприятий. Большое количество крупных предприятий в России – следствие дикой приватизации, итоги которой до сих пор не скорректированы. Экономика должна быть так перестроена, чтобы нашлось место малому и среднему бизнесу. Нужна большая просветительская работа, а не дальнейшее регулирование. Необходимо воспитывать предпринимательское сознание, способность брать на себя ответственность за собственные экономические действия. Конечно, при этом государство должно создавать условия для бизнеса».

Йенс Бёльман, заместитель председателя правления Российско-германской внешнеторговой палаты по взаимодействию с органами власти и СМИ:

«99,7 процента всех предприятий в Германии – средние и малые. Из них 96 процентов – семейные предприятия, во главе каждого из которых – семья, отвечающая за этот бизнес и своих сотрудников. В России значительно меньше средних предприятий и меньше среднего класса. А для модернизации средний класс необходим. Вторая проблема, связанная с первой, – поставщики для предприятий. Это и есть средний и малый бизнес. Поставщиков недостаточно. В том числе и потому, что нет необходимой системы профессионального образования. Число людей с высшим образованием в России впечатляет, но разве они пойдут работать слесарем? Конечно, нет. Они слишком образованы для этого. Кроме того, они теоретики, как включить станок, понятия не имеют. Третья проблема – производительность труда. К примеру, в Норвегии она в три раза выше, чем в России. Четвертая проблема – демография. Такая проблема существует и в Германии. Число пенсионеров в России растет, а молодые люди, знающие иностранные языки, остаются за рубежом. Хотя за последние 20 лет чрезвычайно много в России сделано, но и много еще предстоит сделать».

 Подготовила Юлия Ларина

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *